Мария ПАСЕКА.
  • Мария ПАСЕКА. Фото Федор УСПЕНСКИЙ, «СЭ»
АЛЕКСАНДРА
ВЛАДИМИРОВА
В рамках проекта «Медиацентр олимпийской команды России» в ОКР прошла пресс-конференция сборной России по спортивной гимнастике, после которой интервью «СЭ» дала чемпионка мира в опорном прыжке, двукратный призер Игр-2012 Мария Пасека

На чемпионате мира, который завершился в начале ноября в Глазго, Пасека впервые в карьере стала чемпионкой мира. Она выиграла опорный прыжок, обыграв олимпийскую чемпионку Пекина, на тот момент действующую чемпионку мира Хон Ын Джон из Северной Кореи. Несмотря на то что из олимпийского Лондона Мария увезла сразу две медали – командное серебро и личную бронзу, стать постоянным участников главных международных турниров ей долгое время не удавалось. За последние три года она выступила на двух Универсиадах и двух чемпионатах Европы. А мировое первенство в Шотландии стало для Пасеки первым в карьере.

– Перед одним чемпионатом мира, помню, подвернула ногу, на следующий я поехала, очень хотела выступить, но не смогла из-за боли в спине. Мне кололи обезболивающее, но все равно я так и не вышла на помост, поняла, что просто не могу. Приехала в Москву – на две недели положили в больницу. Тяжелое тогда было время. А еще так получилось, что после Лондона незаметно для себя я поймала звездную болезнь. Ходила с мыслями, что все умею, все могу, как заметил тренер, пальцы были веером. Но через какое-то время мне мама сказала: «Ау, дочка, спустись с небес на землю!» Я еще тогда травмировалась, даже не помню, какая именно была травма, уже запуталась…

– То есть мама сказала, и сразу пришло понимание, что «надо лечиться»?

– Мне и девочки потом сказали. Сама я этого действительно не замечала. Вообще плохо помню время после Олимпиады, это было как сон, как иллюзия. Вот сейчас на «мире» прыгнула, пересматриваю видео – и до сих пор не верю, что смогла это сделать. Но, с другой стороны, ощущение успеха мне очень нравится, оно как наркотик. Хочется еще и еще… Правда, я вот вроде бы взрослая девочка, должна себя сама заставлять, но не могу. Мне нужно, чтобы меня пинали, не в прямом смысле слова, конечно. Лучше всех с этим справляется Артем Игоревич, наш специалист по опорному прыжку. С Мариной Геннадьевной (Ульянкиной, личным тренером. – Прим. «СЭ») проще, когда я говорю, что не могу что-то делать, она предлагает альтернативу. С Артемом Игоревичем по-другому: есть задание – надо делать. Но зато есть и результат.

– На чемпионат мира вы ехали за победой?

– Если честно – да, ехала именно за золотой медалью. Но в финальный день настолько нервничала, что голова начала кружиться. Перед соревнованиями сидела в номере, меня даже подташнивало. Было очень страшно.

– Чего именно вы боялись? Падения?

– Не знаю! Обычно я выхожу, адреналин, конечно, есть, но не до такой степени…

– И как в итоге справились с волнением?

– Перед «собакой» (первый прыжок Пасеки – рондат фляк с поворотом на 180 градусов и полтора винта вперед прямым телом. – Прим. «СЭ») – никак. Я бежала как сумасшедшая, даже немножко перебежала. Половины не помню, только как в руки попала. Второй прыжок лучше наработан, поэтому было легче. Его хорошо помню. Еще помню, как тренер мне все жестами из-под помоста показывал: «Маша, притормози!»

– Давно вы начали «собаку» делать?

– В этом году. За меня очень переживала мой личный тренер. Долгое время она говорила: «Не надо прыгать 540, надо дожить до Рио!» Но Артем Игоревич понял, что я смогу сделать. И я тоже захотела и поняла, что смогу и буду. Сказала об этом Марине Геннадьевне. Она, конечно, немного обиделась. Представляете, тренер тебе запрещает, а ты говоришь: «Буду делать!» Она ведь очень за меня переживает. Но потом перед чемпионатом России Марина Геннадьевна увидела, что у меня почти получается, и говорит: «Ну ладно, Пасека, убедила!»

– А когда пришло понимание, что сможете сделать этот прыжок?

– Даже не знаю. Просто в голове появилась мысль – смогу. И почувствовала, что тело готово. Сложно словами объяснить.

– Помню, чемпионка мира в упражнениях на брусьях Ксения Семенова рассказывала о том, как разучила самый сложный элемент в своей комбинации. Поспорила на шоколадку.

– Да, но такие споры – когда совсем маленькие. Сейчас уже другие. Например, не сделала – пять тысяч рублей. Кому хочется проигрывать пять тысяч рублей? Никому! Это реально мотивирует, но такое мы практикуем, конечно, очень редко. Хотя помню давнишний случай. Марина Геннадьевна – крестная гимнастки Карины Мясниковой, сестры Кристины Асмус (российской актрисы. – Прим. «СЭ»). Мы раньше тренировались вместе, но у разных тренеров. И вот что-то у Карины совсем не получалось. И Марина Геннадьевна, как ее крестная, положила то ли двести, то ли еще больше долларов и сказала: «Сделаешь – деньги твои». И Карина – раз-два-три – все сделала, забрала деньги и, довольная, по-о-ошла из зала!

– А вы собираетесь еще сильнее усложнять свои прыжки?

 – Не хочу пока об этом говорить. А то получится, как говорит Валентина Александровна (Родионенко, старший тренер сборной. – Прим. «СЭ»), что я сказала и не сделала, а сделали другие.

– Кореянка Хон Ын Джон – ваш главный соперник?

– Да, у нас два одинаковых по сложности прыжка, и мы с ней на равных. Она действительно очень хороший, сильный соперник. На самом деле, я очень переживала, что могу на чемпионате мира проиграть. Не знаю почему, но в этот раз я была заряжена только на золото. Мне мама уже начала говорить: «Не загадывай, успокойся». А я хотела только золотую медаль. Было бы очень обидно, если бы вся та работа, которую мы проделали, прошла бы даром. У меня ведь основной – только прыжок. К сожалению, я не «вольнистка».

– Кстати, почему? Многие из тех, кто хорошо прыгает опорный прыжок, имеют и сильные вольные.

– У меня не выдерживает спина, грыжа. Начинаю много прыгать – сначала болит спина, потом ноги…

– А на опорном прыжке боль не чувствуется?

– Нет, там проще. Две секунды разбежался – и все. На вольных нужна ювелирная работа, судьи придираются к каждой помарке.

Источник http://www.sport-express.ru/artistic-gymnastics/reviews/941923/