Серебряный призер Рио по спортивной гимнастике первым из олимпийцев пришел в гости в «МК»

Пока два самолета с чемпионами и призерами Олимпийских игр с сильным опозданием летели в Москву, серебряный призер по спортивной гимнастике в командном многоборье Николай Куксенков уже был среди журналистов нарасхват. И, переступив порог редакции «МК», где он всегда желанный гость, первым делом попросил кофе. Акклиматизация — штука коварная: особенно клонит ко сну на 3-й, 5-й и 8-й дни, а тут еще поездка на прием у губернатора Владимирской области, которую наш призер представляет. Взбодрившись, Коля ответил на вопросы читателей «МК», опубликованных на сайте, и корреспондентов отдела спорта.

Николай Куксенков: «В 2012 году начинал с чистого листа»

фото: Евгений Семенов

— Николай, спасибо вам за эту медаль! Тяжело ли было нашей команде в Рио?

— Вот судейство было очень лояльным. Я благодарен рефери за то, что они подсознательно не были к нам враждебны и не повелись на политическое давление. Выдержали нейтралитет. Они отсудили все 8 команд, которые выступали в финале, очень грамотно. Что касается нас самих, то для сборной было очень важно просто выступить после всех этих попыток отстранения. Тут как бы две стороны медали: первая — это то, что давление мешает и его надо преодолеть. А с другой стороны — эти же помехи могут раскрепостить или помочь. Вдруг появляется мысль: да блин, будь что будет. Дисквалифицируют — ладно, а выступать пока даже легче. Но результат налицо: главное, что есть медаль, и она вдвойне ценнее. Сборная не виновата: честный спорт вне политики и должен всегда им оставаться.

— Николай, как считаете, если бы допустили всех российских спортсменов, какое место заняла бы Россия в общекомандном медальном зачете?

— Если взять легкоатлетов, у них 30 с лишним дисциплин, медалеемкий вид. Не было штангистов, почти не выступали гребцы. Поэтому, я думаю, стали бы вторыми или третьими. Обошли бы Китай: не самая успешная для них Олимпиада.

— Что было самым сложным на Олимпиаде?

— Это мои вторые Игры. Олимпийское волнение не может сравниться с тем, что чувствуешь на чемпионате Европы или мира. Это отдельные соревнования, куда сложно отобраться, потому что много претендентов. И высокий результат нужно показывать на протяжении длительного времени, держать планку на всех контрольных тренировках. И конечно, когда ты после длительной работы выигрываешь медаль — это огромное счастье. Для меня даже серебряную: есть те, кто говорит: «Сражаюсь только за «золото», остальные места не существуют». Но мне долгое время не везло. Если бы и «бронза» была, был бы счастлив. В первые секунды, стоя на пьедестале, я не верил, что мы вторые. Это самая дорогая и самая важная для меня награда.

— Правда ли, что после «серебра» вы получили квартиру и вам предложили баллотироваться в депутаты? Если да, воспользуетесь предложением?

— Про квартиру — правда. А вопрос по поводу депутатского мандата задал журналист. Я ответил, что всерьез об этом никогда не задумывался, но, конечно, я могу привести примеры, когда успешные спортсмены становились депутатами. Например, Александр Карелин, уважаемый борец и уважаемый депутат. Человек, который делает и для спорта, и для страны очень много. Но таких людей единицы, и я к этому пока не стремлюсь.

— Николай, почему после Лондона-2012 вы хотели покинуть спорт и почему в итоге решили остаться?

— У нас в составе сборной Украины должна быть бронзовая медаль, но, как вы помните, поменяли оценку японскому гимнасту, который выполнил упражнение на коне с падением. Новый результат позволил занять японцам второе место. Я посчитал, что очень подло так поступать со спортсменами на Олимпийских играх. Олимпийские игры для меня всегда были эталоном, их девиз — побеждает всегда сильнейший. Еще есть Олимпийская хартия, которая гласит, что спорт вне политики. У древних греков войны прекращались на время проведения.

Скандалы были и раньше — когда Алексея Немова в Афинах засудили, например. Но потом это стало в моду входить. Моя личная ситуация сыграла важную роль: я решил сменить страну, чтобы начать спортивную карьеру с чистого листа. Если бы была тогда «бронза», вряд ли переехал бы в Россию.

К Рио я долго шел, и если бы нас не пустили, я бы списал на злой рок. Но, к счастью, мне выпала сверху такая возможность: я все-таки верю в судьбу. Считаю, сделал правильный выбор.