Российская гимнастка Виктория Комова не выходила на международный помост 2 года 10 месяцев и 6 дней. За этот период она успела перенести несколько операций, расставание с личным тренером и тотальное разочарование в собственных силах. Незадолго до отъезда сборной России на Европейские игры в Баку корреспондент PROСПОРТ побывала на базе «Озеро Круглое» и записала рассказ Комовой о том, почему, несмотря на все сложности, она по-прежнему остается предана гимнастике.
Текст: Александра Владимирова 16 июня 2015 г. 17:00

Виктория Комова выходит из зала одной из последних. Она собиралась закончить субботнюю тренировку в 12:00-12:15, но не успела выполнить план и, попросив подождать, ушла дорабатывать упражнение на брусьях. К 13:30, когда Вика переоделась и была готова к интервью, в здании женского гимнастического зала никого из основной сборной России уже давно не осталось.

«Я очень хочу в Баку, просто нереально! — начинает Комова и, скинув шлепки, удобно устраивается в позе лотоса на черном кожаном диване, стоящем недалеко от входа в зал. Вчера у нас прошла прикидка, прошла достаточно хорошо. Главное, я поняла, что все не так плохо! Надо только «физухи» больше набрать, то есть поднять свое функциональное состояние. Но в принципе вариант рабочий».

Голос гимнастки звучит бодро. Глазами она следит за уборщицей, которая одной рукой придерживает дверь, а второй – выталкивает пылесос из гимнастического зала. Свои собственные руки Вика скрестила на груди, видны только несколько пальцев с ярким разноцветным лаком на ногтях. За те два года и десять месяцев, что Комова не выступала, она сильно изменилась. Вместо 150 см ее рост стал 162 см (больше расти не хочет, говорит: «Надену каблуки – буду как шпала»). Чуть меньше, но тоже значительно, прибавился вес. Передо мной сидел уже не 17-летний подросток, а взрослая 20-летняя девушка, на первый взгляд, абсолютно уверенная в себе и в собственном мастерстве.

«На самом деле мне стало намного труднее тренироваться, физически тяжелее себя такую таскать, особенно на брусьях, — признает Вика. — И небольшие проблемы с весом появились. Правда, от сладкого я все-таки не отказываюсь. Я лучше на ужин не пойду, а шоколадку съем!»

Последним международным соревнованием, в котором принимала участие Виктория Комова, оказалась Олимпиада в Лондоне 2012 года. Там она выиграла две медали, обе серебряные. Первую – сборная России завоевала в командном первенстве, вторую, индивидуальную, Вика выиграла в самой престижной гимнастической категории – личном многоборье. Только этот результат ее тогда совсем не устроил. После награждения Вика, глотая слезы, заявила: «серебро – не медаль». А потом еще и объявила о том, что завершает карьеру. Правда, уходить из гимнастики она передумала почти сразу, а вот личную медаль отказывалась «признавать» еще, как минимум, полгода.

«Потом мне Светлана Хоркина сказала: надо ценить то, что имеешь, в том числе и серебро. Я после ее слов серьезно задумалась: действительно, почему я эту медаль так сильно отталкивала? Это ведь тоже труд… Ну, не смогла я дотянуть до золота, надо просто работать дальше. Хотя за тот прыжок, который я тогда в Лондоне плохо сделала, корю себя до сих пор. Иногда он мне даже снится…», — смотря в пол, произносит гимнастка.

Вика уверена: этот злосчастный прыжок, после исполнения которого она не смогла хорошо приземлиться, лишил ее звания олимпийской чемпионки, лишил заветной мечты и главной в жизни цели. Загибая пальцы, она пытается вспомнить, сколько часов после финала не могла остановить катящиеся из глаз слезы.

«Я начала плакать, когда заканчивались соревнования, — начинает перечислять Вика. — Плакала, когда сдавала допинг, потом когда ехала в гостиницу. Приехала в гостиницу, увидела девчонок – и опять слезы. Часа четыре еще точно проплакала. И плакала ведь я не из-за жалости к себе, хотя мне было обидно, нереально обидно. Но в тот момент, кажется, я себя просто ненавидела за свою ошибку, готова была загрызть изнутри… Все силы и все эмоции я вложила в тот день в многоборье. Поэтому после многоборья Олимпиада для меня и закончилась».

 

Виктория Комова занимается спортивной гимнастикой уже 17 лет. Она родилась в гимнастической семье в Воронеже. Отец – мастер спорта, мама – чемпионка мира 1985 года в командном первенстве, победительница Игр доброй воли-1986. Так что страсть к своему виду спорта, уверена Вика, у нее заложена в генах.

«Мне по кайфу летать на брусьях, прыгать на вольных, — говорит она. — Обожаю ощущение равновесия на бревне. Мне очень нравится контролировать движения своего тела… Я действительно очень люблю спортивную гимнастику. И даже в те моменты, когда говорю, что ненавижу зал, в глубине души я понимаю, что на самом деле это неправда».

Вика в зале и Вика в жизни, по ее собственным словам, это два разных человека. В «гражданской» одежде вне тренировочного процесса она добра, позитивна и даже застенчива. Но как только Комова надевает купальник и заходит в зал, она превращается в «бойца», «жесткого и злобного».

«Буду всех доводить вокруг, но пока не сделаю – не уйду, — смеется гимнастка. — Даже личный тренер мне как-то сказал: «Как человека, как дочь моих друзей, я тебя обожаю, но в зале я тебя просто ненавижу». И я знаю, что обижаться на эти слова просто не имею права, я в зале действительно другая».

Тренироваться под руководством Геннадия Елфимова (а также его супруги Ольги Булгаковой) Комова начала в семь лет. Под его руководством она выиграла не только два олимпийских серебра, но и звание чемпионки мира в упражнении на брусьях, а также вице-чемпионки мира в личном многоборье. Плюс звание чемпионки Европы и трехкратного победителя юношеских Олимпийских игр.

«Геннадий Борисович… Он на самом деле добрый, но как тренер строгий. Если бы он не был таким, наверное, у меня бы ничего и не получилось. Ходила бы я нюни распускала, он бы меня жалел, и сидели бы мы оба без результатов. А крик, он очень бодрит. Хотя иногда нужна и похвала. Когда долго не хвалят, появляются мысли: «Все плохо, все очень плохо!» — смеется гимнастка.

Про себя Вика говорит: я – максималист. Когда уточняешь, вообще по жизни или только в спорте, она задумывается.

«А ведь «жизнью» я особо и не жила, — секунд через 30 выдает она. — На данный момент гимнастика – для меня это действительно все, вся моя жизнь. Я просто не знаю, что я буду делать без нее, нужно будет, как минимум, начинать жить заново. Я вот иногда думаю: еще раз травмируюсь – точно уйду. А потом ловлю себя на мысли: ну как я уйду, как? Я не знаю, для меня это, видимо, как наркотик. Даже когда я травмирована, я все равно прихожу в зал, хотя бы на пять-десять минут. Я не могу без зала, здесь я как рыба в воде».

По-настоящему долго Вика не приходила в зал только однажды – осенью 2013 года. Тогда гимнастка собиралась на чемпионат мира в бельгийский Антверпен, но вместо аэропорта «Шереметьево» отправилась с собранным чемоданом в больницу – за несколько дней до старта турнира у нее диагностировали серозный менингит (воспаление оболочек головного мозга). Почти два месяца она пролежала в больнице, где от отсутствия физической нагрузки, говорит, чуть не сошла с ума.

«С менингитом ведь еще и делать почти ничего нельзя, — рассказывает Вика. — Еще я не так давно узнала, что могла вообще после этой болезни не вернуться. У меня тогда аж слезы потекли: «Как так, я все могла потерять?» Хорошо, что доктор вовремя заметил… Единственные последствия, которые у меня сейчас есть, — иногда болит голова. Но она, кажется, у всех сейчас болит, поэтому я не обращаю на это внимание.»

Кроме менингита за два года и десять месяцев, которые прошли между Олимпийскими играми в Лондоне и Европейскими играми в Баку, Виктория Комова успела трижды травмировать голеностоп, помучиться из-за болей в спине, а также перенести операцию по удалению кисты верхней челюсти. А еще один раз она для себя твердо решила – больше никаких тренировок и мучений. Произошло это в декабре 2014 года, Вика тогда ушла от личного тренера.

«Мне кажется это произошло на фоне усталости, на фоне того, что я долго не выступала, — вспоминает она. — Эти мучительные, ни к чему не приводящие тренировки… Мне просто тогда сорвало крышу. Я даже не смогу вам назвать причину ссоры, она произошла на пустом месте. У меня обнаружили кисты, из-за антибиотиков я приходила в зал никакая. Тренер крикнул: «Не можешь – уходи». У меня началась истерика, и я сказала, что заканчиваю».

В тот же день Геннадий Елфимов позвонил главному тренеру сборной России Андрею Родионенко и сообщил о решении ученицы. Родионенко тут же перезвонил Комовой и велел через два дня приехать на сбор на «Озеро Круглое». «Ну как мне было ослушаться старшего тренера?», — улыбается Вика. Был куплен билет, и через два дня она уехала из Воронежа в Москву – одна, без Геннадия Елфимова.

«Мне кажется, если бы Андрей Федорович мне тогда не позвонил, я бы больше в зал не пришла, — говорит Вика. — В первую очередь, я сама не верила в то, что смогу восстановиться. Те два дня до отъезда я ходила как пришибленная, смотрела в одну точку и глотала слезы. Я была настолько уставшей – и физически, и психологически, что даже мама не выдержала и сказала: «Ну не можешь, все, заканчивай!» Говорила: «Я не знаю, что с ней делать. Она вообще никакая ходит, не разговаривает, не ест, не пьет, слезы текут».

Пару раз родители предлагали Вике сходить к психологу, но даже одна мысль о том, чтобы начать рассказывать незнакомому человеку о проблемах в зале, ей казалась нелепой. «Я же не совсем ненормальная, — со смехом говорит Комова. — Что бы я сказала психологу? Что у меня проблемы с гимнастикой? Мне казалось, что психолог после такого вопроса посмотрит на меня как на чокнутую. Ну, или мне просто было стыдно».

 

Без личного тренера Виктория Комова в итоге проработала почти три месяца. За это время она успела восстановиться, прошла злость и обида, ушло даже раздражение. Вика поняла, что дальше без Геннадия Елфимова не сможет. И, посоветовавшись с родителями, пошла на мировую.

«Я начала по нему скучать, мне не хватало родной души в зале, — говорит Вика. — Так что я позвонила, извинилась и попросила о помощи. Геннадий Борисович сказал, что готов помогать, если я буду готова к работе».

Анализируя произошедшее, Комова признает: эти три месяца пошли им обоим на пользу. После ссоры тренер и ученица начали больше друг с другом разговаривать, меньше ссориться и злиться.

«Не зря говорят, что больнее всего мы делаем самым близким нам людям, — замечает Вика. — Я раньше психовала и многое не могла толком объяснить. Геннадия Борисовича это, естественно, злило. Вот и рычали друг на друга. Сколько лет мы вместе, видимо, нам надо было друг от друга отдохнуть. Сейчас мы остыли, успокоились, никто никого больше не раздражает. Готовимся к Рио-де-Жанейро. Сейчас надо из гимнастики выжить как можно больше, а потом уже семья, муж, дети и все остальное».

P.S.: На Европейских играх в Баку Виктория Комова выиграла золото в командном первенстве. Она прошла все четыре снаряда без падений. Следующий этап подготовки к Олимпиаде – чемпионат мира-2015, который пройдет с 23 октября по 1 ноября в Глазго.

Источник http://prosport-online.ru/article-6040-viktoriya-komova