bg
Sport.ua, Олег Верняев
© Sport.ua, Олег Верняев
В понедельник, 8 декабря, гостем Sport.ua стал чемпион мира и Европы по гимнастике Олег Верняев. Спортсмен рассказал об уровне развития гимнастики в Украине и других странах мира, о своей карьере, о планах на ближайшее будущее и многом другом. - Этот год для вас был одним из самых успешных в спортивном плане, а как он вам дался в психологическом плане? - В принципе, нормально все. Мы прогнозировали то, что пора выигрывать такие медали, выигрывать серьезные соревнования. До этого мы местами ошибались, неправильно подготавливались, я где-то халтурил, не до конца работал. В этом году с самого начала пошло, с чемпионата Европы выиграл брусья. Нужно было подтверждать титул на чемпионате мира, завоевывать медаль. - Говорят, что когда у тебя есть титул и ты понимаешь, что нужно подтверждать его, наоборот, страшнее выходить... - Чем-то напрягает, но, с другой стороны, понимаешь, что тебя уже знают. Если ты ошибаешься, тебя судьи задавят, не пропустят в финал. Если ты делаешь более-менее ровно, то они уже знают, что у меня такая база - и не давили, не пытались меня выбить с финала. Можно ли назвать этот сезон самым успешным в вашей карьере, или вы считаете, что какой-то другой был более подготовительный, более плодотворный, возможно, в плане работы, а не в плане результатов? - Если в плане работы, то, возможно, олимпийский год тоже. В 2012 году у меня была первая медаль в Европе, второе место на брусьях. На Олимпиаду не каждый может попасть. Такое событие бывает один раз в жизни, бывает несколько раз, бывает с медалями, бывает без. У нас там вообще интересная ситуация получилась. Возможно, или тот год, или этот были самыми интересными и успешными. - Мы все считаем, что брусья - самый успешный снаряд для украинской спортивной мужской гимнастики. Так ли это? Или вы намерены доказывать, что не только брусья могут быть золотыми? - Так выходит. У меня на следующий год основные планы - хотелось бы на многоборье. Брусья, конечно, нужно поддерживать. Единственное, что хотелось бы - это многоборье, наконец-то завоевать медаль, потому что все время какие-то ошибки. - Вы говорили, что многоборье - это сложно, потому что тренироваться негде. Как эта ситуация должна измениться за год? - В этом году у меня уже больше медалей, больше людей меня знает. Будем стараться в следующем году больше за границей тренироваться, если будет такая возможность. Единственное место, где 100% - это Германия, клуб, где я выступаю. И у нас знакомый есть в Италии, хороший друг тренера, он тоже приглашал. То есть по возможности будем уезжать за границу, тренировать вольные, потому что здесь это невозможно. Это как сравнивать «Запорожец» с любой иномаркой. Ты выходишь на наш ковер... Мало того, что он сам по себе жесткий, старый, ему уже 5-6 лет, его каждый год собирают-разбирают. Это то же самое, что с машиной, разбери машину - и собери. День-два ты на нем отпрыгаешь - и все, потом у всех спина болит, ноги болят. На нем даже нет желания идти работать. Когда мы приезжаем на соревнования за границу, мы на разминку приходим - многие сразу идут вольную прыгать, потому что хочется попрыгать, хочется узнать, какой снаряд, и нужно привыкать. А у нас ни у кого нет желания идти на ковер, все его избегают. - За счет кого вы будете ездить тренироваться за границей? - За счет принимающей стороны. - Только так? А как же министерства или бюджетные деньги, которые вам обязаны выдавать на тренировки на сборы? - Я не знаю, кто что обязан. Нас не финансируют на международные сборы. У нас сейчас проблемы в Украине. Мы не знаем, до какого числа нас будут держать на сборе. У нас же только один зал в Конча-Заспе, больше залов нет. Не знаю пока. У меня получается так, что в этом году я еще на один старт - и потом уеду в Германию на операцию. То есть до конца года меня не будет в Украине. А ребята, которые в Украине, не знаю, как они. Наверное, буду по максимуму держаться где-то в Киеве. - У вас пока никакого перерыва или отпуска не будет? У вас так и есть постоянный тренировочный процесс? - У нас, по-моему, до 25-го числа тренировки, а потом где-то с 4-го или с 5-го, но если будет финансирование. В следующем году много крупных стартов. Если у ребят есть желание попадать в финал и выигрывать медали, то надо работать. Если нет, то можно отдыхать. - А что за операция? Где будете делать? - Делать буду в Германии операцию на голеностопе. Не знаю, когда у меня проблемы появились. Я года два уже терплю, то лучше, то хуже. Думал, что пройдет, а потом где-то за дней десять до чемпионата Европы в тренировочном процессе в финальной точке, мы ходили на контрольные тренировки команды, и я на брусьях ударился ногой об сами брусья на соскоке, и где-то дней 10 я не мог ни ходить, ни спрыгивать, ужасно болело. Может, это наложилось со старым. Сейчас, бывает, тренируешься, и вообще нога не тревожит, а бывает, наступишь не так - и настолько больно, что наступить на ногу не можешь. - То есть консервативными методами никак нельзя было обойтись? - Нет. Я уже съездил к врачу в Германию до этого. Он осмотрел, без МРТ, сказал, что у борца недавно такая ситуация была, и он оперировал его. Я три недели назад сделал МРТ, отправил туда, при встрече передал. Я, когда приеду, уже буду знать точно. Он смотрел, сказал, что надо. - А как пойдет восстановление? Вы уже знаете, сколько пропустите? - Пять недель нужно. Долго, конечно, но другого варианта нет. Если сейчас не сделать, не знаю, дотянет ли нога до Олимпиады. Там будет тяжело, потому что в марте будет третий Кубок мира, такой, как в Штутгарте. - Вы собираетесь успеть? - Да, планирую. Без него нельзя. - Как вы восприняли два подряд звания лучшего спортсмена месяца в Украине? - Удивился. На чемпионате мира я понимал, что, может быть, звание получил за медаль на Кубке мира, но не ожидал. Мне написали, я был приятно удивлен. - Вы говорите, что у вас фанатов в Украине нет... - Это не популяризированный у нас вид спорта. У нас вообще спорт не популяризирован, кроме футбола. Никто этим не занимается. Федерация у нас спящая, никому ничего не надо. Они, бывает, появляются только тогда, когда мы выигрываем медали, чтобы сказать: «Это же мы помогли, мы готовили». - Пришли руку жать? - Я еще никого не видел, никто ничего не говорил. Я с мира не больше двух-трех дней был до сих пор. - Все равно же должны были как-то на государственном уровне или на министерском поздравить хотя бы или стипендию выписать... - На словах да, а материально пока еще нет. - Обещали? - Да, но я не знаю, будет ли. - Сейчас министр новый. А вдруг будет? - Посмотрим. Оно должно быть. Мы отправляли запрос. Это нормальное дело. Но не знаю, когда оно будет, когда это подтвердят. - Как-то вы говорили о том, что Азербайджан очень сильно хотел видеть вас в своих рядах. Сейчас, когда вы в ранге чемпиона мира и чемпиона Европы, были ли предложения? - Предложений не было. Когда я разговаривал, я сказал, что пока не планирую. До Рио я точно в Украине, а там будем смотреть. Особый интерес не только от Азербайджана есть, но и от других стран. Пока здесь. - Есть какая-то страна-табу? В Россию бы сейчас уехали выступать? - В Россию нет, потому что пока не хочу. Нужно же выбирать такую страну, где потом жить. Есть вариант, есть предложение. Я знаю, что если я сейчас дам команду, то меня заберут. Но я пока держусь здесь. - Вы в какой-то момент говорили, что не осуждаете решение Николая Куксенкова уехать в Россию и там выступать. Сейчас у вас как-то изменилось к этому отношение? Вы общаетесь с Николаем? - Отношение не изменилось. Да, мы общаемся, мы же на Кубке мира в Штутгарте были, после соревнований сидели, общались, нормально все. У нас спорт вне политики. Они хорошие ребята, я с ними общаюсь просто как с людьми, а не как с людьми из другой страны. Проблем вообще нет. - Не обсуждаете с ними ситуацию? Многие говорят, что ругаются с друзьями, даже с родственниками... - Я стараюсь игнорировать все политические вопросы. На всех конференциях, когда начинаются вопросы, я говорю сразу: «Спорт вне политики, я не отвечаю ни на какие вопросы про страну». - Вопрос от болельщика. Какую зарплату вам посулили ребята из Баку? - Из Баку целенаправленных, толковых предложений не было. Было только: «Приезжай к нам, все будет хорошо. Приезжай, выиграешь нам медаль - все будет в шоколаде». Были предложения из России, были конкретные предложения из других стран, но из Азербайджана не было. - Насколько сумма велика? В процентах хотя бы... - В процентах не посчитаю, но скажу вам так: у нас ставка в Украине 150 евро, а там зарплаты по 5000 долларов. - 150 евро в месяц получаете? - Да. У ребят 2500-2800 гривен ставка в месяц. У меня чуть больше, потому что у меня звание заслуженный мастер, есть высшее образование и медали. Со всеми медалями максимум до 10000 гривен получается, не знаю, сколько по курсу. А там предлагают сразу примерно 5000 долларов. - Во многих видах спорта сокращают команды, которые ездят на соревнования, вплоть до того, что едет спортсмен и тренер, в лучшем случае еще массажист или доктор. Вы как ездите? - У нас массажист практически никогда не ездит на такие соревнования, как Универсиада, Олимпиада. А на чемпионат мира у нас ехал один массажист, он работал на женскую и мужскую команды. Вы сами понимаете, какой это объем работы. Это он с утра приехал с девочками, мы уезжаем, девочки приезжают, он остается с девочками. Потом девочки уезжают, мы приезжаем, он остается с нами. Он весь день с нами был. Слышал, что женскую сборную сократили. А нас пока нет. Но нас нет смысла сокращать, мы попали на Европейские олимпийские игры, на Олимпиаду. У нас такая команда, что мы можем бороться за медали. Если нас сократят, значит, медали стране не нужны. Если медали не нужны, зачем оставаться здесь? - Почему такой спад в женской спортивной гимнастике? - Не знаю, тяжело сказать. Все спрашивают об этом. Может, работа не та, может, процесс не тот, ничего не меняют в работе. Мы туда не вникаем. Мы в одном зале, но по разные стороны, поэтому особо не следим за ними. - Кроме гимнастики, еще какими-то видами спорта увлекаетесь, следите за какими-то видами спорта? На Олимпиаде в Лондоне с кем из наших спортсменов подружились, с кем жили по соседству в олимпийской деревне? - Мы же все в одном здании жили на Олимпиаде, поэтому со всеми поддерживали контакт. У нас практически каждый вечер, через вечер, были собрания, все спортсмены собирались. Если кто-то попал в финал - обсуждали, если кто-то медали выиграл - поздравляли. Все спортсмены со всеми общаются, все помогают, болеют друг за друга, поддерживают. У нас было одно время 15-20 каналов в зале, каждый канал показывал свой вид спорта. Искали сначала, где наши есть. Если нет наших, то смотрели, какой вид интересней, где финалы, где полуфиналы. - А сейчас, если расслабляться, какой вид спорта, все-таки гимнастика? - Нет, мне гимнастики хватает. Футбол смотрю, международные матчи, когда играют хорошие команды. - За «Шахтер» болеете? - Да. - Вопрос от болельщика. Сколько раз подтянуться можете? - Я не знаю. Мы не качаемся. Я, может, 30-40 раз подтянусь, но нам это не нужно. - А на спор с ребятами из команды? - Нет, зачем? - Вы азартные? - Конечно. - А как вы обычно спорите? - У нас есть определенные элементы. Два-три человека могут учить новые элементы, и мы спорим, кто быстрее сделает, кто лучше сделает, кто чище сделает. Например, сидишь на тренировке, вялый, ничего не хочешь, ничего не делаешь, тут раз - тренера вмешиваются, заводят, кто сделает то-то, то-то. И мы начинаем, пока кто-то не сделает. - Кто обычно побеждает? - Я практически никогда не проигрывал. - Кто из ребят сборной вас подстегивает? - Меня никто не подстегивает. В основном я пытаюсь подстегивать, заводить ребят на работу. Даже не то что я, мы все пытаемся друг другу помогать. Бывает такое состояние, когда ничего не хочется. Бывает, подстегивать, бывает, подбадривать нужно. Разными способами, когда как. - Говорят, у многих музыка на тренировке, чтобы как-то себя взбодрить. Вы какую музыку слушаете на тренировках? - У нас просто радио играет, что-то активное, не сонное. - Перед соревнованиями вам нужно отвлечься как-то или, наоборот, взбодриться? - Просто музыку свою слушаешь и все. Кто-то книги читает. - Вы какую, кстати, последнюю прочитали? Или вы относитесь к тем, кто музыку слушает? - Я музыку слушаю. Я на соревнованиях не читаю книги. Иду по привычной системе, которая с детства. - Вопрос от болельщика. Как вы думаете, когда в Украине на международный турнир по спортивной гимнастике придет пять тысяч болельщиков? Вам не грустно, что у нас культура боления в гимнастике на низком уровне? - Я не знаю, сколько было последний раз на Стелле Захаровой, но зал был практически забит. Сколько во Дворце спорта мест? - Десять тысяч... - Думаю, процентов на 30-40 было. - Это разрекламированный турнир... - Не знаю, есть ли у нас перспектива, если он разрекламированный. На Дворце спорта, может, два-три билборда стоит и на киевском канале, может, один раз в день будет реклама этого турнира. Но кто смотрит киевский канал? У нас никто не занимается рекламой, пиаром этого. Мы сейчас были в Швейцарии, там был турнир. Городок маленький, мы прошли по центральной улице - и 50 билбордов с одной и с другой стороны. В Швейцарии каждый год этот турнир, но раз через год разные города. Получается, с одной стороны они рекламировали этот турнир, а с другой - спортсмены двух лет, которые выступали. Везде реклама: во всему городу, по телевидению. Приходишь, пяти-семитысячная арена практически весь забита за минут 30 до соревнования. Люди приходят посмотреть даже на разминку. Сейчас были в Шотландии, практически вся арена была забита. В Германии был небольшой зал, но полностью забит, мест не было. Обычно мы приезжаем и спортсмены приходят смотреть соревнования, можно сесть посмотреть, есть места, нет проблем. А тут я приходил, сядешь, а пришел человек с билетом, и ты извиняешься и уходишь. Мест не было, чтобы посмотреть. - С чем вы это связываете? Нет школ, ничего? - Нет рекламы, нет пиара. Как можно приходить туда, если ты не знаешь об этом? Если фильм в кинотеатре идет, его рекламируют, то ты знаешь, что он идет, пришел - смотришь. Знают те, кто связан со спортом, кто болеет и все. Как придут обычные люди, если даже не знают об этом? - У вас вообще один зал для тренировок. А как быть детям, которые только пришли? Вообще есть какие-то перспективы в украинской спортивной гимнастике? - Тяжело сказать. У нас, конечно, в каждом городе есть залы, но у нас такое оборудование, что можно дойти, наверное, до юношеского разряда и все, дальше тяжело. Оборудование отстает на много лет. Как нам когда-то сказали, в каменном веке мы тренируемся. Не знаю, будет ли дальше что-то. У нас пока по юниорской сборной пару человек есть, но это туго. Когда наша плеяда пришла, когда я вливался в сборную, у нас на чемпионат Европы был отбор с 10-ти или с 12-ти человек, и все набирали за 80 баллов. А сейчас у нас на чемпионате Европы по молодежной сборной один или двое набираются, и то с трудом. - Вы можете по именам назвать тех, кто может усилить национальную сборную? - Из молодежной сборной это Грико - призер Олимпийских игр. Видно, что он с желанием вливается. Эдик Ермаков - призер чемпионата Европы, тоже хорошо работает. Насчет остальных пока тяжело сказать. - Вопрос от болельщика. Где бы вы хотели работать после спорта - в Украине или в Европе? - Все зависит от того, как заканчивать карьеру. Если заканчивать карьеру в Украине, то никуда, понятное дело, не уедешь. Если заканчивать, и уже после Рио переходить в Европу, то, само собой, не вернешься, уже там останешься жить. Зависит это еще и от медалей. Если ты спорт закончишь простым чемпионом Украины, кто там о тебе знает, кому ты нужен? А если ты заканчиваешь, как Захарова, Подкопаева, Коробчинский, так они востребованные люди во всей Европе. Они куда-то выезжают, их все время приглашают. На соревнования их просто приглашают посмотреть. Лиля Подкопаева второй год уже ездит в Мексику, там вообще бомба-турнир. Я там был, лучше не видел. - А что там за изюминка? - Вот вы живете на берегу Тихого океана, на территории шикарная гостиница, несколько бассейнов, зал, столовая. - Это же расслабляет. Как себя собрать? - Скажу честно, да, расслабляет. Там турнир тяжелый. Плюс там еще не сразу многоборье, а три снаряда в один день и три снаряда в другой день. Физически это легче, но психологически тяжелее. - Какой турнир ваш любимый? - Больше всего мне понравился турнир в Мексике, он сделан на высшем уровне, но туда, к сожалению, я больше не попадал два года, потому что оно в одно время с Кубками мира в Глазго. Мне приходится выбирать Глазго, потому что он важнее. В Германии публика хорошая, там всегда приятно выступать. Америка мне очень нравится. Мексика по публике мне понравилась, там люди любят гимнастику. Мы туда приезжаем как звезды. - Кубки мира все-таки для рейтинга. Где гимнаст зарабатывает деньги? Есть какие-то коммерческие старты? - Да, у нас много коммерческих стартов. Та же немецкая Бундеслига, ты приезжаешь - тебе платят за соревнования. Если у тебя есть имя, медали, то тебя будут приглашать и оплачивать по-другому. А если ты просто спортсмен, то оплачивают чуть проще. - Где вас узнают на улице в Европе, просят автограф? - Так чтобы на улице узнали, такого нет, мы же не футболисты. До соревнований, на соревнованиях, после соревнований люди просят автограф, сфотографироваться. Такое во многих странах. В Шотландии публика очень серьезная, там люди поддерживают на высоком уровне. Да в принципе везде, где я бывал, кроме Украины. - Одинаковые ли у вас условия тренировки с женской сборной? - Живем все на одной Олимпийской базе, тренируемся в одном зале, на одних снарядах, только у них женские, а у нас мужские, питаемся одинаково, все одинаково. - Насчет питания. У вас прописана диета? Медики, диетологи с вами работают? Или вы кушаете в свое удовольствие? - За границей, вот мы сейчас были в Англии, нам тренер рассказывал, что у парня (он травмировался, сейчас восстанавливается) проверяли, сколько он весил до травмы и после, сколько он набрал жира, сколько у него сгорело, сколько у него того-то, того-то. То есть у них за всем следят: питание, восстановление, все полностью. У нас как хочешь. - Вам сколько можно набрать за период восстановления после травмы? У вас есть какие-то ограничения по набору веса? - Нам в Украине никто ничего не говорит. У тебя есть своя голова на плечах. Если ты наберешь 7 килограмм, пойди потом их сбрось. А если ты наберешь два килограмма, это неделя работы - и они уйдут. И два килограмма - это не так страшно. Приходим, кушаем, кто как хочет, что как хочет. Фаст-фуды - это нормально. - Не верю, что вы кушаете в фаст-фудах... - Конечно, запросто. - А что тренер потом говорит? - Никто ничего не говорит. Это свои проблемы. Если ты не можешь тренироваться, тогда тренер говорит, что это плохо. А если ты тренируешься, то какая разница, что ты кушаешь, как ты кушаешь? - Есть же такая теория, что все зависит от того, что ты кушаешь... - Да, конечно. Но у нас этой теории нет, потому что у нас за этим никто не следит. Поэтому зачем нужна эта теория? В столовой дают маленький кусочек мяса, и из него 70% жира. - А за границей, когда вы в Германии в своем клубе, у вас тоже есть диетолог, или вы тоже нормально кушаете? - Я нигде не меняю режимы, ем все. Перед соревнованиями в «МакДональдз» ты, конечно, не заходишь, а после уже да, зашел, поел нормально. - Вы давно работаете с Геннадием Людвиговичем Сартинским . В чем успех вашего эффективного тандема? - Мы с ним работаем с 2009 года. Я переехал из Донецка в Киев, и пошли к нему. Не знаю, просто работаем. - Что он вам добавил нового? - Все, полностью изменил. У меня был первый тренер Ольга Ярмакова. Спасибо ей за все, она тоже много сделала. Она показала, что такое гимнастика, что такое азарт. Она дала старт всему. Возможно, если бы я пошел к другому тренеру, ничего бы не было. Поэтому это очень важно. Потом она уехала в Австралию, я два года тренировался у ее мужа. Закончил 11 классов школы. Отец за год до этого переехал работать в Киев, и потом мы решили, что ждем результатов ЗНО, и уезжаем в Киев. Заранее мы не подымали этот вопрос, только когда я уже узнал свои результаты, знал, что могу поступать. Мы были на сборе, как раз был мой первый сбор в Конча-Заспе по юниорам. И тогда, когда он заканчивался, родители подошли к тренеру, спросили, он сказал: «Ладно, давайте». И перешел, начали работать. - Вы говорите, что он так легко согласился. Он вас как-то тестировал, смотрел на вас? Или он просто понимал, какой у вас потенциал? - У нас нет такого, чтобы тестировали. Мы все друг друга знаем, все выступаем в Украине. На тот момент у меня ничего особенного не было. Он просто согласился и все. - Что он все-таки вам дал? Вы как-то физически добавили, в мастерстве, в психологическом плане? - Самое главное в нашем виде спорта - психология. Если у тебя в голове все нормально, у тебя есть желание, ты будешь качаться. Физика у нас в спорте очень важна. Сейчас только японцы худенькие, маленькие. Если у тебя нет физической силы, вряд ли ты потянешь современную гимнастику. - Он кричит на вас? - Нет, не кричит, потому что я не маленький ребенок. Зачем на меня кричать? Бывает, когда совсем не получается на тренировке или плохо получается, эмоции есть. Но так чтобы кричал, как на маленьких детей, то нет. - Во время выступления вы его слышите, он вам подсказывает что-то? - Нет. У нас вообще нельзя, чтобы тренер стоял под помостом и что-то говорил. Когда я работаю, то практически никого не слышу, я как-то так отключаюсь. Но знаю, что те же наши ребята, наша команда с трибун, всегда кричат, поддержат. Не слышишь, потому что в этот момент у тебя совсем другие мысли, не думаешь об этом. - И болельщиков не слышите тоже? - Когда ты уже приземлился, то слышишь. В принципе, я слышу, и когда работаю, но все мгновенно пролетает, даже не успеваешь как-то реагировать. - Кто ваши главные болельщики - родители? С вами из Москвы привезли медаль, сейчас из Китая. Они помогают? - Это тоже, конечно, приятно было, когда выступал и знал, что родители на трибунах. Не знаю, тяжело сказать. Все по-своему помогают. - Говорили, что нужно было прервать гимн Узбекистана, сказать: «Нет, давайте мне гимн Украины». Неужто не было? - Я после чемпионата мира сразу уехал в Германию на Лигу, и мне говорили, что в министерстве мнения разделились. Многие говорили, что правильно поступил, многие - что неправильно. Когда играет гимн, все люди встают и молча слушают гимн чужой страны. То есть если бы играл гимн Узбекистана и я начал бы кричать на пьедестале, махать рукой, показывать, что это неправильно, я думаю, многие люди подумали бы, что я дикарь. Я считаю, что это неправильно. Просто это ошибка тех, кто проводил соревнования. Обычно, если такая ситуация происходит, можнол после этого гимна запустить наш, но этого не произошло. - А вы им сразу сказали, что ошиблись? - Я никому не сказал. Я не могу подойти туда и сказать. Нашу команду урезали, никто не поехал с министерства. У нас никого те было из тех, кто занимается бумагами, всем этим. Этим занимался главный тренер. Он должен присутствовать на тренировке, должен бегать туда, все делать, все эти документы. Возможно, то, что нас урезали, повлияло на эту ситуацию. - Слова гимна Украины знаете? - Конечно, знаю. Мы учили еще в классе четвертом-пятом. Я когда-то выиграл в Японии Кубок мира, и когда играл гимн, он у них был в японской версии. И когда начал играть гимн, я стал пытаться подбирать слова про себя и думать, как, где, что. Но потом я уже понял, что это далеко не наш гимн, где-то секунд через десять я понял, что произошла какая-то ошибка. - Узбекский вы узнали? - Нет, просто потом, когда после соревнований я выходил, там гимнаст есть из Узбекистана Антон Фокин, вот он подошел, сказал, что его гимн играл. - Вы много путешествуете. Какая ваша любимая страна, любимый город? Или вы только из окна автобуса все видите? - Бывает так, что совсем нет времени погулять. Бывает так, что организаторы специально оставляют день, чтобы погулять. Наверное, больше всего меня впечатлил Нью-Йорк. Я один раз там был, мы жили на Манхэттене. Там все, как в сказке, как в фильме, все как показывается, все так и есть, фантастически. С детства многие все мечтают попасть в Париж, а у меня никогда не было рвения туда, но когда я там побывал, то понял, что действительно красивый город. Нравится ездить в Америку, но туда тяжело, 10 часов туда, 10 обратно. Германия очень нравится, сама страна, люди, менталитет. - По-немецки хорошо говорите? - Нет, по-немецки не разговариваю. - А на каком языке разговариваете? - На английском стараюсь. Но у меня в клубе много русскоязычных. Там половина из Узбекистана, половина из России. То есть там проблем с языком нет. - Вопрос от болельщика. Недавно у вас на страничке в «Фейсбуке» появилась отметка, что вы состоите в отношениях. Расскажите о своей избраннице... - Познакомился с ней на чемпионате мира в Бельгии, она была волонтером. Познакомился, потом общался. Не всегда получается встречаться. Когда приезжал в Германию на соревнования, она всегда приезжала. Есть соревнования дома, а есть на выезде. В первой половине года, когда я еще не очень близко с ней общался, она не приезжала, у нас были практически все на выезде. А во второй половине все были на домашней арене, и она сюда приезжала, оставалась в гости на пару дней. - Бельгийка она? - Да. - Что будете делать в ближайшее время?  - Еду на операцию в Германию, на неделю остаюсь там, потому что первое время нужны осмотры. Потом встречаем Рождество с клубом, и на Новый год я поеду в Бельгию. - Говорят, что вам обещали новый ковер для вольных упражнений до Нового года... - В министерстве нам перед чемпионатом мира сказали: «Уже практически выделены деньги, подождите чуть-чуть. Извините, не успеваем до чемпионата мира. Но после чемпионата мира к концу года у вас будет стоять ковер». Пока еще не стоит, и, боюсь, не будет стоять. - С вашим именем, с вашей медалью можно как-то обратиться? Или у вас нет такого желания? - Даже спортсмен из Израиля Александр Шатилов, в Германии мы с ними виделись, говорит: «Я иногда смотрю ваше интервью, у вас каждое второе слово про ковер. Вам хоть положили ковер?». Я говорю: «Саня, пока только обещают. Скоро будем каждое первое слово про ковер говорить». Я не знаю, если ли в этом смысл. Нам с Игорем говорили, что мы лидирующие спортсмены, чтобы мы говорили об этом везде, может, это повлияет. И мы старались везде, как не вопрос, переводить тему на ковер. Но сейчас мне это постепенно надоедает, и я уже перестаю видеть в этом смысл. - Гимнастика - дорогой вид спорта? Стоит деткам заниматься гимнастикой? - Стоит. Мужская гимнастика - да. Но если в Украине, то не уверен, что отдал бы сына сюда, если не изменится ситуация. Женская - нет. Я бы свою дочку никогда не отдал на гимнастику. - Почему? - Не нравится мне. Во-первых, если ты хочешь иметь результат в гимнастике, ты должен полностью отдаваться. Это травмы, это все время один на базе, все время куда-то уезжаешь, это очень тяжело. Во-вторых, девочки должны быть физически крепкие. Посмотрите на американок, там ручки не меньше, чем у некоторых ребят. Я не считаю, что девочка должна выглядеть именно так. - Если бы вы были тренером, а вас просили остаться в Украине, остались бы? - Все зависит от того, что предлагают. Вообще, конечно, никуда не хочется уезжать, хочется быть дома. Никуда не хочется: ни в Европу, ни в Америку, ни в Азию. Хочется быть дома, в своей родной стране. Но операция за свой счет, едь, занимайся, если тебе надо. Мне просто повезло, что в моем клубе очень хорошие люди, президент - хороший человек, помогает мне со всем. Мы с Игорем перед чемпионатом Европы, перед чемпионатом мира покупали медикаменты за свой счет. Перед Европой мне, с моими ногами, нужно было 2-4 мотка лейкопластыря на тренировку. 2 тренировки. Чтобы готовиться нормально, нужно на двух работать. Мы с ним по мотков 300-400 покупали сами. Один моток 25 гривен. - Вам потом эти деньги возвращают? - Нет. - Есть какой-то бюджет у национальной команды? - Да, у нас, по-моему, аптека, доктор говорил, 20-30 гривен в день, кажется. Но помимо этого всего там же нужны мази, какие-то медикаменты восстановительные. Мы практически все сами делаем. - А по поводу фармакологии. Это же страшная вещь... - Это очень страшная вещь. У нас капли не те в нос капнул - все, это допинг. Таблетку не ту от головной боли принял - все, это допинг. То есть это не допинг, но если заметят, то тебя могут дисквалифицировать. - Вы выучили все списки запрещенных препаратов? - Мы практически ничем не пользуемся. Есть определенные капли в нос, есть определенные таблетки от головной боли. Если спортсмен заболел, он должен так раз - и вылечиться. Мед, малинка с чаем - вот таким пользуемся. - А вообще доктор есть в команде? - Конечно, он есть, но что он может сделать на ту сумму, которую нам дают? Ничего. Уже три месяца не дают аптеку после чемпионата мира. На Кубок мира в Штутгарт мне ребята заграницей помогали: накладки дают, чешки, лейкопластырь. Ребята из России привезли нам две коробки пластыря, они всячески нам помогают, мази дали. Они понимают, что у нас такая ситуация в Федерации, и как могут помогают, на всех соревнованиях. Я уже четыре года езжу на международные старты, никогда не отказывали в помощи. - Олимпийские амбиции у вас какие? - Сначала нужно дожить до Олимпиады, а там уже будем смотреть. - Как думаете, команда попадет? - Все делаем для этого, но нам не помогают. Почему мы не попали в финал командой? Потому что у нас нет ковра. Мы пришли на ковер, у меня была максимальная оценка 14.7, у ребят 14 и по 13. А приходят швейцарцы с такой же базой, только все по 9 баллов получают и только на кофре у нас выигрывают на 2.5 балла, хотя казалось бы, как у нас Швейцария может выигрывать на ковре? У нас все ребята хорошо прыгают. Просто у нас негде прыгать. Если у нас будет ковер, я  смогу сказать: «Да, на 90% мы гарантируем попадание команды на Олимпиаду». А если нам не дадут ковер, то тут как повезет. - Тогда вам ковер должен быть до Нового года... - Да хотя бы с Нового года, чтобы мы начали новый год с новым ковром. Прыгать, элементы отдельно - это тоже одно. Я сейчас хотел попробовать в Шотландии новые вольные. Я их по отдельности делаю, я из попробовал связать - и все, очень тяжело, я даже не стал пробовать. Там, правда, ковер не такой новый и хороший, у них там свой, английский, «не фонтан», скажем так. Но он лучше нашего. Но все равно это тяжело, нужно полгода-год гонять, нужно много работать, чтобы сделать хорошие вольные, это не так просто - раз, пришел и сделал. - Как вам кажется, какое ваше коронное упражнение? - На брусьях. - Вы мечтаете о каком-то элементе, например, элемент Верняева? - Многие спрашивают: «Много медалей, золотая на Европе, золотая на мире, со всех медалей мира осталась только Олимпиада. Ты уже придумал свой элемент?». Я с тренером не сильно над этим вопросом думаю. Это, конечно, прикольно, но у меня это не стоит в первых планках приоритета в гимнастике. Даже если не будет своего элемента, но ты будешь неоднократный олимпийский чемпион, ничего страшного. - У вас есть соперник-раздражитель? - Раздражителя нет. Есть соперники, на которых ты смотришь и понимаешь, что для того, чтобы у него выиграть, нужно очень много работать. Японец уже пять лет выигрывает многоборье, стабильно играет в том году, в этом, 91.9. У него даже сумма не меняется. Вот на кого нужно равняться. Не то чтобы это раздражитель, просто ты понимаешь, что если ты выигрываешь его, все, ты номер один. - Ваша максимальная сумма какая была в многоборье? - 92.2 в том году. В этом году я набрал 91.7 в Германии и 91.5. в Шотландии. - То есть все реально? - Реально, конечно. Будем стараться в следующем году как можно чаще выезжать за границу. Мы уже разговаривали, они сказали: «Как только у нас будет возможность, мы будем вас приглашать». Многие специально вызывают спортсмена заграницу потренироваться. Когда приезжают спортсмены высокого уровня, это и для местных ребят интересно, обмен опытом. Я хотел бы поехать в Японию, но это тяжело. Может, в следующем году получится такое, поехать у них потренироваться. Мне очень интересен их тренировочный процесс, как они восстанавливаются, как они работают. У них особая система, у них не так, как у всех. У нас ты приходишь - и сразу побежал разминаться, то, се. А у них есть валик, он сел, полчаса покатается на этом валике, спину потянет, руки потянет, остается немножко времени - пошел, пару снарядов размял и выступает. - Кто ведет переговоры по поводу вашего выступления? - Я и мой тренер. У нас никто ничем не занимается, все сами. Все мои старты за счет того, что есть медали на международном уровне, за счет того, что есть имя и за счет того, что тебя уже вызывают. У нас есть команда: главные тренеры, старший тренер, обычные тренеры, спортсмены. Мы все делаем между собой, помогаем друг другу. Я, например, поехал, устроился в клуб, у меня ребята что-то просят помочь, я всегда приезжаю, спрашиваю у президента, есть ли возможность того-то устроить. Если да, то помогаем. Нет - значит, уже все занято. Главный тренер везде старается пробивать, старший тренер. Мы все сами делаем. - Кто из наших ребят тренируется еще вместе с вами в Германии? В Италию если вы поедите, то лично с тренером поедите? - Поедет мой тренер и наша группа. Потому что это не по сборной, это у моего тренера дружеские отношения с тренером из Италии, это он приглашает. - По поводу документов. Часто были моменты, когда у украинцев заканчивался срок пребывания в зоне Шенгена... - Этим занимаются в министерстве. У нас есть государственный тренер Спекторов Леонид Григорьевич, Переломова Ольга Николае
Добро пожаловать!

Нам важно знать, что наш сайт будет удобным и полезным для наших посетителей. Вы бы могли уделить минуту и дать оценку сайта?

Добро пожаловать на обновлённый сайт ФСГР. В данный момент он работает в тестовом режиме. При необходимости вы можете перейти на старую версию по адресу old.sportgymrus.ru

Будьте в курсе последних событий

Подписка

Мы подготовили удобную и бесплатную систему подписки, чтобы вы получали только нужные и важные для вас новости

Варианты подписки

Следите за нами
Журнал

В нашем ежеквартальном журнале, мы собираем самую актуальную информацию, интересные истории, а также много чего интересного

slide
2020 #1, №40
slide
2019 #4, №39
slide
2019 #3, №38
slide
2019 #2, №37
slide
2019 #1, №36
slide
2018 #4, №35
slide
2018 #3, №34
slide
2018 #2, №33
slide
2018 #1, №32
slide
2017 #3, №31
slide
2017 #2, №30
Добро пожаловать на обновлённый сайт ФСГР. В данный момент он работает в тестовом режиме. При необходимости вы можете перейти на старую версию по адресу old.sportgymrus.ru