bg

Наставники гимнаста рассказали о его пути к медалям Рио.

Главная мечта тренера Белявского – новый гимнастический зал.
– Этот зал в 1943 году построили зэки. Не стыдно, не стыдно им? – говорит старший тренер отделения спортивной гимнастики спортшколы "Локомотив", заслуженный тренер России Пётр Китайский. Понятно, что "не стыдно", конечно, не про зэков. Пётр Китайский – один из первых тренеров Давида Белявского, спортивного гимнаста, принёсшего России две медали Олимпийских игр в Рио – командное серебро и личную бронзу. Именно Китайский заметил перспективного мальчишку, когда тому было 11-12 лет, на соревнованиях, и предложил его тренеру из Воткинска отправить парня в Екатеринбург. Уже после Олимпиады мы приехали к Петру Александровичу в гимнастический зал на Свердлова, 27б – узнать, как в екатеринбургской спортшколе удалось вырастить спортсмена такого высокого класса. Но разговор всё время сбивался на условия, в которых тренировался сам Давид и сейчас тренируются дети – возможно, будущие звёзды будущих Олимпиад. – У нас детей море, только где им заниматься? В колледже физкультуры, где мы тренируемся, нам в любую секунду могут сказать – забирайте снаряды и до свидания. А у нас 400 человек. И при таких условиях отделение всё время держится на хорошей высоте. При этом ни область, ни город ни копейки на нас не потратили. Так больше нельзя, – возмущается Китайский.
Пётр Китайский с одной из первых наград Давида Белявского, хранящейся в "Локомотиве".
Удивительно, но когда Давид пришёл заниматься ещё в Воткинске, он, по словам Китайского, поначалу был признан негодным к гимнастике. – А через год Серега (Сергей Закиров, первый тренер Белявского. – Прим. ред.) увидел и забрал его к себе. И уже отдал этого мальчика нам подготовленного, 1-й разряд, он на уровне первенства России среди детских спортшкол в многоборье дальше 5-6-го места не был, выигрывал вольные, прыжок, брусья. Уже было понятно, что мальчик непростой.
Китайский тоже ездил на Олимпийские игры в Рио, но за свой счёт, в частном порядке.
Китайский тренировал Давида только первое время, дальше – много консультировал и был рядом. Когда гимнаст приехал в Екатеринбург из Воткинска, тренеру сделали операцию на сердце, и он передал спортсмена Валерию Ломаеву. – Мы давно дружны, и я отдал этот "брилльянтик" ему. Прошло время, Давид выиграл чемпионат Европы. Собрали совещание на уровне федерации гимнастики, я говорю, что выздоровел, давайте теперь один раз с Давидом езжу я, один – Валерий Николаевич. Поругались, в общем, Валера сказал: "Я буду его вести до конца". После этого я отказался от всего, от премий (сначала их делили пополам), и всё, – вспоминает Китайский, кажется, с небольшой обидой. Но всё же больше его занимает другое, и то и дело тренер возвращается к наболевшему – условиям, в которых спортшкола воспитывает будущих чемпионов. Гимнастический зал "Локомотива" и правда старый – со стен и потолка осыпается штукатурка, под матами – старый дощатый пол. Снаряды, правда, добротные – их, говорит Китайский, за 12 миллионов купил банк ВТБ. Но дело даже не в возрасте здания. – Этот зал размером 24 на 13 метров, он хорош только для подготовки серьёзных элементов. Но проводить соревнования здесь нельзя: ковра нет, места нет. Поэтому мы ещё в чужом зале установили снаряды, но ям там нет и сделать их невозможно – он стоит на болоте, – рассказывает тренер. – Второй момент: хоть ты трижды олимпийский чемпион, чемпион мира, до 18 лет тебе отделение платит, дальше – всё. Это же нонсенс, это хулиганство. Я не могу понять наше руководство города, не могу понять руководство области.
Зал – головная боль тренера.
Белявский – главный пример для воспитанников спортшколы.
То, что в таких непростых условиях Белявский вырос в большого спортсмена, тренер чем-то особенным не считает. Просто говорит, что в других условиях таких спортсменов может быть больше. – Нам нужен спонсор, это сто процентов. Я не хочу зависеть от государства. Месяц, два, три ребята тренируются и им надо поехать куда-то обязательно – на сборы, хотя бы на соревнования. А у нас с большим трудом 4-5 человек удаётся отправить, а надо-то везти 15-20. Но в смете нет таких денег. Вот почему я и требую спонсора. Сейчас у нас есть отбор хороших мальчиков, их надо поднять. А чтобы поднять, я хочу быть независимым, а не ходить просить. Эти ребята в ближайшие год-два могут попасть в молодёжную сборную, они способны на это. Но надо создать условия. Нынешний тренер Давида Валерий Ломаев тоже признаёт, что Екатеринбургу нужен новый гимнастический зал. Но всё же для них с Белявским этот вопрос не такой острый – спортсмен и тренер давно большую часть времени проводят на спортбазе "Озеро Круглое" в Подмосковье. Мастер спорта СССР по спортивной гимнастике, заслуженный тренер России Валерий Ломаев наш разговор начинает философски. – Сначала я хочу сказать словами Хемингуэя, что такое спорт. Спорт учит честно выигрывать, спорт учит достойно проигрывать, спорт учит жизни. В этом всё сказано. Это вкратце, чтобы я не углублялся в воспитательный и педагогический процесс, – говорит Валерий Николаевич, но мы всё равно углубляемся. Давид пришёл к Ломаеву в 2005 году. Целенаправленной тренерской работой он занялся, когда подросли собственные сыновья – "чтобы не упустить своих детей". – С этого момента я не пропустил ни одного дня тренировок, ни одного сбора, ни разу не был на бюллетене и не болел. Ровно 11 лет прошло, – с гордостью говорит Ломаев. – Когда я принял Давида, вошёл в его положение. Его воспитывала бабушка, не стал расспрашивать, кто мама, кто отец, не вникал. Моё дело – становление его как спортсмена и как человека. Упор больше на личность, чтобы ему в дальнейшем было нормально жить, и чтобы был не потерянным человеком. Это моё кредо. Когда-то я внутренне, никому не говоря, для себя именно пообещал, что этому юному гимнасту, парню надо помочь. Не материально, а помочь становлению как человека, чтобы он не потерялся в этой массе спортсменов и нашёл себя.
Ломаев и Белявский незадолго до Олимпийских игр.
– Можно сказать, стали не только в спорте, но и в жизни наставником? – Наставником может быть, но не как отец. Хотя даже не наставник. Я хотел быть просто его партнёром по совершенствованию его спортивного мастерства. Взаимоотношения на уровне родственных я отвергаю напрочь, потому что не имею права заменять ни отца, ни мать, ни дедушку, ни бабушку. Работа должна строиться на чисто творческих отношениях. Мы с Давидом не панибратствуем, не заискиваем, не подстраиваемся друг под друга. Никогда я его сильно не хвалил, он иногда по молодости даже обижался: "Валерий Николаевич, всё плохо-плохо". Я говорю: вот когда будет хорошо, я тебе скажу. Мы с ним до сих пор живём дружно, пока ни одного грубого слова друг другу не сказали. Видимо, я так воспитан, и он так воспитан, потому что он пришёл ко мне сложившийся, с характером, и я не вправе его переделывать. Я просто его характер, который был дан ему природой, старался ещё более утвердить. – А какой у него характер? – Характер бойца. Бороться, работать через силу, через не могу. И он всегда хотел, именно хотел добиться какого-то результата. А я вижу, что он хочет, значит, должен ему помочь, утвердить его в своих силах. То, что он достиг результата – это планомерная работа и не только моя заслуга, это заслуга и первого тренера, и самого Давида. Основное становление Белявского как гимнаста всё-таки произошло не здесь, в Екатеринбурге, а на "Озере Круглом" в Подмосковье, говорит Ломаев. На сборы туда он стал ездить, когда вошёл в молодёжную сборную страны, а потом – в основную. Только несколько дней в месяц спортсмен и тренер проводят в Екатеринбурге, остальное время – там. – В сборной я со всеми находил какое-то взаимопонимание в отношении своего ученика, чтобы его оградить от недоброжелателей, которые хотят его перевоспитать. Он с кем-то мог, допустим, не поздороваться – позабыл, они тут же говорят: Валерий Николаевич, видишь, как ведёт себя? Я отвечаю: всё хорошо вижу и понимаю, только вы его не воспитывайте, давайте всё через меня, мне говорите, а я уже разберусь, – рассказывает тренер. – А в подростковом возрасте были сложности в отношениях? – У нас как-то и не было переходного периода. Видно, мой характер помог гладко перейти его, у нас не было конфликтов. Я даже удивляюсь. По крайней мере, всё идёт в том русле, в котором я хотел бы видеть. Если бы изменились отношения… Я не держусь за место, за ученика и прочее. Может, это плохо, но у меня амбиций нет. Единственное у меня стремление – это чтобы у Давида на будущее было имя и возможность после окончания спортивной карьеры с этим именем входить в любые инстанции, и его будут знать. Потому что когда у человека имя, ему легче в жизни. И его уже признают как человека, который добился своим трудом положения в обществе.
В этом зале в Екатеринбурге тренер и спортсмен проводят по несколько дней в месяц.
– Когда вы поняли, что Давид сможет показывать высокие результаты? – Когда только начали работать, у него были от природы какие-то данные, но они были ещё не раскрыты. На первые юношеские соревнования мы выехали – ничего не показали, прыжок, по-моему, выиграли только. И никто от него не охал и не ахал. Что из этого человека будет призёр Олимпийских игр, у меня тогда в голове даже близко не было. А потом постепенно всё шло. Давид был устремлённым работать и добиться результатов. Он сначала ставил цель – быть лучшим среди детской спортивной школы, потом – среди города, области, России. Такими маленькими ступеньками мы и шагали. Где-то нас засуживали, где-то негативно относились, все же хотят быть первыми, не пускали. Я Давиду говорил – не обращай ты внимания на судейство в Челябинске, вот поедем на Россию, там всё встанет на свои места. На России нас немножко прижимали, я говорю: Давид, не обращай внимания, если попадём на Европу, постараемся там показать своё место. И постоянно такая работа проводилась. Неудачи, конечно, какой-то отпечаток давали на его характер, но я его убеждал в том, что мы всё равно где-то будем лучше. Эта постепенность, не шараханье из стороны в сторону, стремление не доводить человека до кипения, чтобы он от меня не отходил в сторону, а именно совместная спокойная работа дала результаты. Перед Олимпиадой Валерий Николаевич в план по медалям, подготовленный для Минспорта, вписал Белявскому в команде 1-3-е место. Говорит, рассчитывал на бронзу, серебро стало даже неожиданностью. А когда вспоминает упражнения на брусьях, где Давид стал третьим, то как будто заново переживает те эмоции – он помнит до тысячной баллы конкурентов и своего ученика.
Брусья – один из сильнейших снарядов Белявского.
Скоро тренер и гимнаст собираются на спортивно-оздоровительные сборы в Италию – по этому случаю Валерий Николаевич учит итальянский и английский. – Много приходится ездить по миру, я себя держу в форме, и комплекс ГТО я сдам, – смеётся он. – Но это всё не для себя, а чтобы переключиться с одного вида деятельности на другой, потому что иначе можно психологически потерять себя. Это не ради того, что я хочу в совершенстве выучить английский, это переход с работы в зале на совсем другую деятельность. Это просто вынужденное положение, чтобы мне не деградировать как человеку. Если я не буду заниматься собой, я не буду заниматься Давидом. А он это видит. Так что слежу за своим здоровьем ради него. Тут как – прозевал немного, и его могут тихонько отодвинуть. Потому что в сборной занять чье-то место – дважды два. Там не смотрят, хороший ты человек или нет, нужны только результаты. На предыдущие заслуги не обращают внимания, травмы никого не волнуют. Надо показывать результат здесь и сейчас, там борьба за выживание.
Командное серебро стало неожиданностью даже для тренера – говорит, думал, что будет бронза.
Бронзовое выступление Белявского на брусьях. Последние 10 лет Давид и Валерий Николаевич абсолютное большинство своего времени проводят на Круглом. Вернуться в Екатеринбург и тренироваться тут невозможно, и дело не только в условиях. – На Круглом и питание, и медицинское обслуживание на уровне выше, чем здесь. И там те соперники, за которыми надо всё время следить, видеть, кто движется вперёд, кто стоит на месте. Мы не можем здесь тренироваться, тогда мы совсем не попадём никуда, будем оторваны от той атмосферы. – Валерий Николаевич, что посоветуете родителям, которые хотят, чтобы их дети выросли чемпионами? – Мальчиков в гимнастику всегда приводят за руку. Я бы хотел, чтобы это было с согласия самого мальчика. Если он желает и с малолетства начнёт свои желания тренировать, то вдвойне быстрее добьётся результата, чем если его насильно туда приведут. И не надо удерживать мальчика ни в каком виде спорта, если он чувствует, что это не его. Его внутреннее "я" надо уважать, надо поддерживать. Однако в любом случае, гимнастика – это основа, фундамент физической подготовки всех видов спорта, за два-три года он укрепит свое здоровье и в дальнейшем может перейти в любой вид спорта, там он будет готов показывать ещё лучше результаты. Так что желаю всем родителям, чтобы они не обходили стороной спортивную гимнастику.

Автор  Анна ЖИЛОВА

Похожие новости

Мы подобрали для вас новости на похожие темы

Добро пожаловать!

Нам важно знать, что наш сайт будет удобным и полезным для наших посетителей. Вы бы могли уделить минуту и дать оценку сайта?

Будьте в курсе последних событий

Подписка

Мы подготовили удобную и бесплатную систему подписки, чтобы вы получали только нужные и важные для вас новости

Варианты подписки

Следите за нами
Журнал

В нашем ежеквартальном журнале, мы собираем самую актуальную информацию, интересные истории, а также много чего интересного

slide
2021 #2, №43
slide
2021 #1, №42
slide
2020 #2, №41
slide
2020 #1, №40
slide
2019 #4, №39
slide
2019 #3, №38
slide
2019 #2, №37
slide
2019 #1, №36
slide
2018 #4, №35
slide
2018 #3, №34
slide
2018 #2, №33
slide
2018 #1, №32
slide
2017 #3, №31
slide
2017 #2, №30
Добро пожаловать на обновлённый сайт ФСГР. В данный момент он работает в тестовом режиме. При необходимости вы можете перейти на старую версию по адресу old.sportgymrus.ru