bg

Шахлин Борис Анфиянович

(1932–2008)

Заслуженный мастер спорта СССР Абсолютный олимпийский чемпион Семикратный олимпийский чемпион Абсолютный чемпион мира Пятикратный чемпион мира Абсолютный чемпион Европы Пятикратный чемпион Европы Шестикратный абсолютный чемпион СССР Пятикратный обладатель Кубка СССР Член Международного зала гимнастической славы Судья международной категории Почётный гражданин городов Ишим и Киев

Борис Шахлин – уникальный спортсмен, обладатель рекордного количества титулов в мировой мужской гимнастике. За его плечами девять Олимпиад, десят- ки чемпионатов СССР, мира и Европы, на которых он выступал или работал в качестве судьи. За спортивную карьеру он завоевал 97 медалей, 64 из которых золотые, 22 серебряные и 11 бронзовые.

20 лет Шахлин работал в техническом комитете Международной федерации гимнастики, был вице-президентом Федерации гимнастики Украины, преподавал в Национальном университете физического воспитания и спорта Украины.

Чувства, которые испытывал Борис Анфиянович, стоя на верхней ступени пьедестала почета, он любил сравнивать с переживаниями альпиниста, впервые покорившего наивысшую вершину. Во всем мире известно его почетное прозвище «Железный». «Лучше было бы назвать “Самый стабильный”», – считал сам гимнаст.

Борис Анфиянович Шахлин родился 27 января 1932 года в городе Ишиме Тюменской области. Несмотря на то что выдающийся гимнаст прожил большую часть жизни в Киеве и побывал на всех континентах Земли, он всегда с теплотой и любовью вспоминал свою малую родину. Счастливое детство Бориса Шахлина закончилось с началом войны. Семья жила в станционном поселке, через который почти каждый день проходили поезда с ранеными, эвакуированными и военной техникой. Потом не стало отца: как-то на охоте он простудился, и организм, подорванный туберкулезом, не справился с болезнью. Удар был настолько тяжелым для матери, что она ненадолго пережила супруга. 12-летний Борис и 14-летний Аркадий остались сиротами. Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба Шахлина, если бы не его увлечение спортом.

Особой популярностью у мальчишек пользовались упражнения на турнике. «Сколько себя помню, этот незатейливый снаряд – металлическая труба на двух высоких столбах – всегда стоял в нашем дворе, – писал в своей книге “Олимпийский орден” Борис Шахлин. – Особым шиком считалось выполнить “страшный срыв”– трюк, который в детстве пытаются делать почти все мальчишки. Для этого нужно, сидя на турнике, откинуться назад и повиснуть на подколенках вниз головой, а затем ловко перевернуться и стать на обе ноги. Некоторые ребята умудрялись проделывать все это с гитарой в руках. Конечно, к гимнастике этот трюк имеет весьма отдаленное отношение, однако у нас он считался своеобразным тестом на смелость».

Дух состязаний настолько завладел мальчишкой, что осенью 1944 года он решил записаться в спортивную школу, действовавшую при общеобразовательной. Там он познакомился с будущим заслуженным тренером СССР, замечательным человеком, своим первым учителем – Василием Алексеевичем Порфирьевым (1906–1990), советы которого помогли ему остановить свой выбор именно на гимнастике. После тяжелой болезни Порфирьев не мог нагибаться, но продолжал работать тренером, что требовало невероятного терпения и мужества. Такой пример положительно действовал на учеников: им, молодым и здоровым ребятам, было стыдно делать что-то спустя рукава в присутствии Василия Алексеевича.

Старался и Борис. Будучи шестиклассником, в Ишиме он вошел в команду сборной школы, в 1946 году представлявшей Омскую железную дорогу на Всесоюзной спартакиаде железнодорожных школ в Москве и занявшей там первое место. Правда, «работал» он тогда всего по третьему разряду, но на достигнутом останавливаться не собирался, несмотря на определенные трудности из-за небольшого роста и плохой прыгучести. Чтобы развить неплохие задатки, Борису нужны были более квалифицированный наставник и более подходящие условия. Это понимал и сам Порфирьев. О полноценных тренировках не могло быть и речи, потому что в подвале, где стояли гимнастические снаряды, ребята задевали ногами потолок, а на кольцах можно было заниматься только летом.

Подошло время определяться с дальнейшей жизнью. Когда Борис окончил 7-й класс, бабушка усадила его перед собой и честно сказала: «Знаешь, Боря, наверное, тебе не удастся окончить среднюю школу. Я стала совсем слаба, сердце пошаливает. Аркадий учится на токаря. Поступай-ка и ты в ремесленное или железнодорожное училище. Получишь специальность, и мне станет легче. Ты же хочешь, чтобы мне было легче?» – «Конечно, хочу», – ответил Борис и задумался.

На следующий день Порфирьев, заметив его подавленное настроение, спросил: «Что случилось?» И Шахлин рассказал тренеру о том, что у бабушки больше нет возможности его содержать. Тогда Василий Алексеевич сказал: «Знаешь что, парень? Я против твоего поступления в училище. Железнодорожник, конечно, отличная специальность, но тебе нельзя бросать спорт. Из тебя может и должен получиться отличный гимнаст. Поезжай-ка ты в Свердловск, в тамошний техникум физкультуры...».

Это было одно из старейших в России учебных заведений, воспитавшее многих мастеров спорта. Именно здесь тренировалась многократная чемпионка страны Зоя Болотова, которую в Свердловске называли «Хозяйкой Уктусских гор». Там воспитанием спортивного характера Шахлина начал профессионально заниматься Эдуард Фёдорович Рунг. Обычный спортивный зал показался Борису сказочным дворцом.

Попав в такие условия, Шахлин со свойственным ему упорством приступил к серьезным тренировкам и начал делать успехи. Но дело было, конечно, не только в кольцах и высоком потолке – ему несказанно повезло с тренером. Спустя годы Борис Шахлин напишет в своей знаменитой книге «Моя гимнастика»: «Вспоминая прошлое, я понимаю, какую большую роль сыграл Эдуард Фёдорович Рунг в тот момент становления моего мастерства. Тогда для успешного освоения программы мастеров мне еще не хватало силы и выносливости, что особенно сказывалось в упражнениях на кольцах. Эдуард Фёдорович прежде всего очень помог мне тем, что не дал долго “засидеться” в перворазрядниках, своевременно предложил перейти к знакомству с программой мастеров».

К окончанию 3-го курса техникума Борис освоил мастерскую программу и выступил с ней на первенстве Свердловска: В своей книге «Олимпийский орден» он писал: «Мое довольно стремительное продвижение по “лестнице гимнастической иерархии” объяснялось несколькими факторами. Во-первых, Порфирьев дал мне добротную “школу” (иными словами, основы техники), и Рунгу не пришлось меня переучивать. Во-вторых, большую роль сыграл тренерский талант самого Эдуарда Фёдоровича, его умение работать на опережение, не форсируя результат. Ну а третьим положительным фактором, наверное, был мой характер, мое старание и трудолюбие. Я уже тогда интуитивно чувствовал, что именно гимнастика поможет мне выбиться в люди».

Шахлину очень хотелось стать педагогом, и Эдуард Фёдорович посоветовал ему поступать в Киевский институт физкультуры. На вопрос, почему именно в Киев, Рунг ответил очень просто: «Только потому, что там живет Мишаков! Александр Семёнович – мой близкий друг и прекрасный тренер, который сможет тебе дать все необходимое. К тому же в Киеве живут такие асы гимнастики, как абсолютные чемпионы страны Михаил Дмитриев и Аджат Ибадулаев, у которых тоже есть чему поучиться».

Борис отправился в Киев и уже очень скоро убедился в правоте своего наставника. Мишаков оказался тренером от бога, кроме него больше никому не удалось подготовить абсолютных чемпионов Олимпийских игр и в мужской, и в женской гимнастике.

Под его началом Борис Шахлин быстро прогрессировал. Всего через год, в 1952 году, на чемпионате Центрального совета общества «Буревестник» во Львове он выполнил норматив мастера спорта, дебютировал на первенстве Союза в Свердловске, а в 1953 году вошел в состав сборной СССР и впервые завоевал командное «золото» на турнире, проходившем в рамках Международного фестиваля молодежи и студентов в Бухаресте.

«Я экономил время даже за счет быстрой смены экипировки, – писал Борис Шахлин. – Другой еще и чешки обуть не успел, а я уже выполнил несколько подходов.

Отработав один вид, тут же переходил к другому. Многие физически не выдерживали такого темпа. Еще один важный момент. Уверен, тренировка только тогда воспитывает волевые качества, когда она проходит в условиях, максимально приближенных к соревнованиям. И я очень ответственно относился к каждому тренировочному подходу, старался быть максимально собранным. Порой специально загонял себя в рамки экстремальных ситуаций, например выполнял упражнение без разминки (на соревнованиях иногда может не хватить времени на полноценную разминку, надо быть готовым ко всему)».

Тогда же начал оттачиваться «фирменный» стиль поведения Шахлина на помосте.

Ритуал, вызывавший столько разговоров и споров в кругу зрителей, журналистов и даже соперников, многие называли медитацией.

Способность представить в уме все упражнение за несколько секунд до его исполнения Борис Анфиянович называл «мелодией мышц»: «Меня постоянно спрашивали: “О чем вы думаете, отвернувшись от снаряда и отрешившись от всего вокруг?” Интересовались даже, не шепчу ли я про себя молитву. Но на самом деле я в это время мысленно повторял комбинацию. Не только зрительно воспроизводил рисунок движения, а старался мышца- ми прочувствовать предстоящие усилия».

Большим дебютом Шахлина на международной арене стал чемпионат мира в Риме 1954 года, в котором впервые приняли участие советские гимнасты. Команду возглавляли такие корифеи отечественной гимнастики, как Чукарин, Муратов, Корольков, а из молодых вместе с Борисом в Рим поехали подававшие большие надежды Азарян и Востриков. Задача перед молодежью была поставлена вполне посильная: помогать лидерам бороться за командное первенство.

Но ни Борис Шахлин, ни Альберт Азарян не собирались довольствоваться отведенной им ролью статистов, и в то время как первый выиграл «серебро» на перекладине, Альберт стал чемпионом на кольцах, тех самых кольцах, которые еще очень долго будут связывать с его именем. Ну а затем оба получили по золотой медали за победу в командных соревнованиях.

Учитывая, что Шахлин был самым молодым спортсменом в сборной, такой дебют был признан успешным. Однако положенного в таких случаях звания «заслуженный мастер спорта» Борис тогда не получил.

Вернувшись из Рима, он отправился в Харьков на чемпионат страны, где его основными соперниками являлись недавние товарищи по сборной. Борису очень хотелось доказать всем и в первую очередь самому себе, что он готов решать самые высокие задачи. И он доказал это, впервые став абсолютным чемпионом СССР.

Затем последовал триумф на только что учрежденном Кубке Европы, где Шахлин стал первым абсолютным чемпионом в истории этих соревнований. Его мастерство росло от турнира к турниру, и Бориса по праву считали одним из сильнейших гимнастов планеты. В олимпийский Мельбурн Шахлин приехал одним из фаворитов. «К сожалению,– вспоминал позже Борис Анфиянович, – в силу разных причин мне не суждено было в тот раз бороться за победу в многоборье. У меня была только одна возможность завоевать ме- даль олимпийского чемпиона – на коне».

Чтобы завоевать ее, Шахлину надо было обыграть знаменитого Такаси Оно, и Борис решил не просто победить великого японца, а выиграть у него по возможности красиво, а посему он включил в свое выступление очень сложную концовку, получившую название «вертушка Шагиняна».

Это было рискованно, но, несмотря на все опасения тренеров, Шахлин блестяще справился со своей задачей и стал олимпийским чемпионом.

Чемпионат мира 1958 года проходил в Москве. Чемпион СССР в многоборье Б. Шахлин намеревался предстать перед зрителями во всем блеске. Тем более что советской команде снова предстоял тяжелейший спор за пальму первенства со сборной Японии, возглавляемой все тем же блестящим Такаси Оно. И Шахлин победил, став абсолютным чемпионом мира и выиграв «золото» в упражнениях на коне, брусьях и перекладине. Казалось, все уже завоевано и можно уходить на заслуженный отдых. Но Борис и не помышлял об окончании своей блистательной карьеры и намеревался дать решительный бой на Олимпийских играх в Риме.

Очень серьезно готовились к этому турниру и японские гимнасты, горевшие страстным желанием обыграть своих постоянных соперников. Для начала они самым тщательным образом проанализировали систему тренировок советских гимнастов. Японцы подготовили к Играм целый ряд оригинальных и сложных элементов, а главное, предложили новое направление в гимнастике. Их выступления отличались большей динамикой, амплитудой движений. Позже в гимнастическом обиходе появится неофициальный термин – «элементы ультра-си». Так японцы называли свои оригинальные технические находки.

Их труды не пропали даром: на Олимпиаду в Рим приехала прекрасно подготовленная команда, которая после первого вида упражнений вышла вперед. Лидировал в обязательной программе Такаси Оно, опережавший Шахлина на 0,3 балла. Мало кто сомневался в том, что именно он станет на этот раз абсолютным чемпионом. Дело было за малым: обыграть Шахлина, который вовсе не собирался сдавать свои позиции. Чтобы остаться лидером, ему было необходимо получить в каждом из заключительных выступлений максимально высокие оценки. И снова на первый план вышла психологическая подготовка, поскольку японцы уже имели заметное преимущество и были настроены весьма оптимистично. Шахлин собрался и получил на коне 9,75 балла.

Это была очень хорошая оценка, но Такаси Оно возлагал надежды на кольца, поскольку они никогда не были любимым снарядом Шахлина, о чем японцу было прекрасно известно. Шахлину надо было превзойти самого себя. «И вот я на кольцах, – вспоминал он о том историческом поединке. – С первого движения с радостью чувствую, что упражнение идет четко, плавно, чисто, как говорится, без сучка и задоринки. Так же отлично выполняю соскок, четко приземляюсь. Наконец, оценка. Ого! Мне удалось удивить не только Оно, но и себя самого!» Оно не ожидавший ничего подобного, занервничал. Да так, что сорвался на вольных и получил всего 9,55! Перед Шахлиным снова забрезжила надежда. Он исполнил программу блестяще и получил 9,75 балла и свою очередную золотую медаль!

Олимпийские игры в Риме сложились для Шахлина исключительно удачно. Перед последним упражнением на перекладине он уже завоевал «золото» на брусьях, коне и в прыжке. Учитывая, в какой блестящей форме находился спортсмен, вполне можно было ожидать, что он завоюет еще одну золотую медаль. После уже ставшей традиционной минуты медитации Борис уверенно начал упражнения, и, глядя на его отточенные, выверенные движения, мало кто сомневался в том, что выступает победитель. Но случилось непредвиденное: у Бориса лопнула кожаная накладка на руке, и по всем писаным и неписаным законам он имел полное право прекратить выступление, поскольку подобное происшествие грозило катастрофой. Возможно, кто-то другой поступил бы именно так и не был бы обвинен в малодушии.

Шахлин замешкался всего на какие-то доли секунды и, крикнув тренеру, чтобы его страховали внимательнее, продолжал сражаться с перекладиной, которая мгновенно стала опасной. Несколько раз он чуть было не сорвался, но огромным усилием воли сумел не только удержаться на ней, но и весьма качественно закончить упражнение. А когда он соскочил и неожиданно для всех улыбнулся, давно уже чувствовавший неладное тренер в каком-то оцепенении смотрел на превратившуюся в сплошную кровавую мозоль правую ладонь спортсмена.

То, что совершил Шахлин, было самым настоящим спортивным подвигом, хотя, наверное, А.С. Мишаков удивился бы еще больше, если бы Шахлин, которого он уже давно считал истинным рыцарем гимнастики, прекратил выполнение упражнения. Борис получил тогда только бронзовую медаль, но она была ему дороже многих золотых – ведь это была награда не столько за мастерство, сколько за мужество и преданность выбранному делу.

За долгие годы выступлений Борис Шахлин стал одним из самых прославленных в мире гимнастов. Однако все рано или поздно кончается, и на своем очередном чемпионате мира в 1962 году в Праге Шахлин уступил дорогу набиравшему силу Юрию Титову и молодому, очень способному японцу Юкио Эндо, а на чемпионате Европы в Белграде пропустил вперед югославского гимнаста Мирослава Церара.

Готовясь к сезону 1964 года, Шахлин не сомневался, что место в сборной ему обеспечено. Да и его достижения не давали повода усомниться в этом: в 1963 году он шестой раз выиграл звание абсолютного чемпиона СССР, а в следующем году на Кубке СССР в многоборье завоевал бронзовую медаль. Однако, когда возник вопрос о составе олимпийской сборной, его кандидатура обсуждалась наравне с молодыми гимнастами.

На этот раз Бориса Шахлина к фаворитам не причисляли. Тем не менее в олимпийском многоборье он стал серебряным призером, поделив второе место с партнером по сборной Виктором Лисицким и японцем Сигио Цуруми, а также выиграл «бронзу» в упражнениях на кольцах. Абсолютным олимпийским чемпионом, как и ожидалось, стал Юкио Эндо.

«Олимпийский турнир приближался к финишу, а в копилке мужской сборной СССР не было ни одной золотой медали, – писал Борис Шахлин. – Вольные упражнения выиграл итальянский спортсмен Меникелли, упражнение на коне – Церар, на кольцах – Хаята, опорный прыжок – Ямасита, на брусьях чемпионом стал Эндо. В активе нашей мужской команды было 5 серебряных и 2 бронзовые медали. В общем, негусто, особенно на фоне блестящего выступления японцев. Нашим руководителям только и оставалось что надеяться на выступление на перекладине. Точнее, на меня и Титова, имевших лучшие предварительные результаты в этом виде... Думал ли я, готовясь к выступлению на последнем снаряде, о спасении престижа советской гимнастики? Вряд ли. Хотя где-то в подсознании подобная мысль, возможно, и промелькнула. В любом случае комбинация удалась мне на все сто процентов. Или почти на все сто. После окончания соревнований ко мне подошел один из наших спортивных боссов, поздравил с победой и сказал такую фразу: “Видно, ты и впрямь железный”...».

Это была единственная золотая медаль советских гимнастов на той Олимпиаде, но, как оказалось, последнее олимпийское выступление Шахлина и последняя его олимпийская награда. Хотя ему было уже 32 года, он все-таки надеялся выступить еще и на Олимпиаде в Мехико и продолжал настойчиво тренироваться. На чемпионате мира в Дортмунде (Германия) вне конкуренции был блестящий 22-летний Михаил Воронин, который по праву и стал абсолютным чемпионом мира. Шахлин понял, что пора уходить. Через два года он все же приехал в Мехико, только уже в новой для себя роли – судьи олимпийского турнира гимнастов.

Завершив спортивную карьеру, Борис Анфиянович еще долго не отходил от спорта. С 1968 по 1991 год, на протяжении 5 олимпийских циклов, он был членом, а затем вице-президентом технического комитета Международной федерации гимнастики.

Долгие годы работал в Спорткомитете Украины и был доцентом кафедры гимнастики Киевского института физкультуры (ныне – Национальный университет физического воспитания и спорта Украины).

В этом же вузе многие годы трудилась его супруга Лариса Генриховна Шахлина, которая также была мастером спорта по спортивной гимнастике, в составе сборной Украины принимала участие в Первой Спартакиаде народов СССР. Она – доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой спортивной медицины.

В 1956 году на Олимпиаде в Мельбурне именно супруге Борис Шахлин посвятил «золото» за упражнение на коне, назвав свою медаль «австралийским подарком симпатичной девушке из Одессы».

Золотой олимпийский триумф в Риме Шахлин также посвятил Ларисе.

Токийское олимпийское «золото» 1964 года, когда Шахлин единственный из сборной мужской команды получил медаль высшего достоинства, он посвятил дочери Ирине, которая позже выстроила свою профессиональную карьеру согласно семейным ценностям: после окончания Киевского университета им. Тараса Шевченко стала вице-президентом Международного благотворительного фонда Бориса Шахлина «Развитие олимпийского резерва».

Б.А. Шахлин – абсолютный олимпийский чемпион (1960), шестикратный олимпийский чемпион (1956 – в командном первенстве и упражнениях на коне, 1960 – в упражнениях на коне, в упражнениях на брусьях и в опорном прыжке, 1964 – в упражнениях на перекладине), четырехкратный серебряный призер Олимпийских игр (1960 – в командном первенстве и упражнениях на кольцах, 1964 – в личном и командном первенстве), двукратный бронзовый призер Олимпийских игр (1960 – в упражнениях на перекладине, 1964 – в упражнениях на кольцах), абсолютный чемпион мира (1958), пятикратный чемпион мира (1954 – в командном первенстве, 1958 – в упражнениях на коне, брусьях, перекладине и в командном первенстве), пятикратный серебряный призер чемпионатов мира (1954 – в упражнениях на перекладине, 1962 – в командном первенстве, упражнениях на коне, кольцах и брусьях, 1966 – в командном первенстве), двукратный бронзовый призер чемпионатов мира (1962 – в многоборье и опорном прыжке), абсолютный чемпион Европы (1955), пятикратный чемпион Европы (1955 – в упражнениях на перекладине, брусьях и коне, 1963 – в упражнениях на кольцах и перекладине), трехкратный серебряный призер чемпионатов Европы (1955 – в упражнениях на кольцах, 1963 – в многоборье и упражнениях на брусьях), бронзовый призер чемпионата Европы (1963 – в упражнениях на коне), шестикратный абсолютный чемпион СССР (1954, 1957–1960, 1963), много- кратный чемпион СССР (1957–1960, 1962 – в упражнениях на коне; 1957–1959, 1962, 1963 – в упражнениях на брусьях, 1958, 1964 – в упражнениях на перекладине, 1962 – в опорном прыжке), многократный серебряный призер чемпионатов СССР (1955, 1961, 1962 – в многоборье, 1961, 1963 – в упражнениях на коне, 1960 – в упражнениях на кольцах; 1960 – в упражнениях на брусьях, 1953, 1956, 1957 – в упражнениях на перекладине, 1957, 1958, 1959, 1963 – в опорном прыжке), многократный бронзовый призер чемпионатов СССР (1956 – в многоборье, 1958 – в вольных упражнениях, 1964 – в упражнениях на коне, 1959 – в упражнениях на кольцах, 1956, 1964 – в упражнениях на брусьях, 1959, 1963 – в упражнениях на перекладине), пятикратный обладатель Кубка СССР (1955–1957, 1960, 1962 – многоборье), серебряный (1959) и бронзовый (1964) призер Кубка СССР.

Награжден орденами Ленина, Трудового Красно- го Знамени, «Знак Почёта», «За заслуги» III степени (Украина), медалью «За выдающиеся спортивные достижения», а также серебряным Олимпийским орденом МОК (2002).

В 2002 году введен в Международный зал гимнастической славы (Оклахома-Сити, США) как представитель лучших атлетов ХХ века. Почётный гражданин городов Ишим и Киев. Автор книг «Моя гимнастика» (1973), «Олимпийский орден» (2004), «Путь к пьедесталу (2009)». Как выдающийся гимнаст занесен в Книгу рекордов Гиннесса.

Самой главной наградой Борис Шахлин считал Олимпийский орден, которым его наградили в феврале 2002 года (после 70-летнего юбилея) по решению Исполкома Международного олимпийского комитета. Им он по праву особо гордился и дорожил.

Борис Анфиянович скончался 30 мая 2008 года в Киеве. Похоронен на Байковом кладбище в Киеве (Украина). В 2010 году на его могиле установлена бронзовая статуя спортсмена в полный рост (скульпторы Николай Тихонов, Милана Янковская).

Похожие новости

Мы подобрали для вас новости на похожие темы

Добро пожаловать!

Нам важно знать, что наш сайт будет удобным и полезным для наших посетителей. Вы бы могли уделить минуту и дать оценку сайта?

Будьте в курсе последних событий

Подписка

Мы подготовили удобную и бесплатную систему подписки, чтобы вы получали только нужные и важные для вас новости

Варианты подписки

Следите за нами
Журнал

В нашем ежеквартальном журнале, мы собираем самую актуальную информацию, интересные истории, а также много чего интересного

slide
2021 #2, №43
slide
2021 #1, №42
slide
2020 #2, №41
slide
2020 #1, №40
slide
2019 #4, №39
slide
2019 #3, №38
slide
2019 #2, №37
slide
2019 #1, №36
slide
2018 #4, №35
slide
2018 #3, №34
slide
2018 #2, №33
slide
2018 #1, №32
slide
2017 #3, №31
slide
2017 #2, №30
Добро пожаловать на обновлённый сайт ФСГР. В данный момент он работает в тестовом режиме. При необходимости вы можете перейти на старую версию по адресу old.sportgymrus.ru