bg

В день рождения ЗМС СССР, ЗТ СССР Андрианова Николая Ефимовича - "Легенды отечественной спортивной гимнастики"

14 окт. 2020 г.
2 | Нравится новость

Андрианов Николай Ефимович

(1952–2011)

Заслуженный мастер спорта СССР Заслуженный тренер СССР Абсолютный чемпион Олимпийских игр Семикратный олимпийский чемпион Абсолютный чемпион мира Чемпион мира в командном первенстве Двукратный чемпион мира в отдельных видах многоборья Абсолютный чемпион Европы Восьмикратный чемпион Европы в отдельных видах многоборья Двукратный обладатель Кубка мира в многоборье Четырехкратный победитель Кубка мира в отдельных видах многоборья Трехкратный абсолютный чемпион СССР Восьмикратный чемпион СССР в отдельных видах многоборья Двукратный обладатель Кубка СССР в многоборье Почетный гражданин города Владимира

Николай Андрианов родился 14 октября 1952 года во Владимире.

Он рос без отца, с матерью и четырьмя старшими сестрами. Мать – Евлампия Прокофьевна, трудилась разнорабочей на химзаводе и нередко работала без выходных, чтобы как-то обуть-одеть детей. Жили Андриановы бедно даже по тем временам.

Уже в начальной школе Коля, предоставленный сам себе, совершенно отбился от рук, стал пропускать уроки. Он немного занимался футболом, но большую часть времени проводил с дворовыми приятелями. На улице Варварка, где жили Андриановы, был овраг с речкой, по склонам которого лепились частные дома, окруженные вишневыми садами. Когда знаменитая владимирская вишня поспевала, ребятня устраивала набеги на сады, и Коля бывал в первых рядах налетчиков, всегда счастливо избегая выстрелов берданки сторожа заряженной солью.

Часто дворовые забияки сходились стенка на стенку, врукопашную, человек по двадцать с каждой стороны. Сражались с «чужаками» с других улиц за территорию кинотеатра «Мир», где возле билетных касс можно было стрелять гривенники якобы на кино и мороженое, а на самом деле – на сигареты. (Курить Коля и большинство его приятелей выучились раньше, чем читать). Для ребят помладше эти драки были не более чем проверкой своей доблести и силы, он потом они быстро мирились.

И кто знает, как бы сложилась дальнейшая судьба Коли Андрианова, если бы не тренер по гимнастике Николай Григорьевич Толкачев...

Как-то летом 1964 года ватага мальчишек, среди которых был и Коля, загорала на берегу Клязьмы. И вдруг один из ребят лихо прошелся по пляжу на руках. Когда мальчишки поинтересовались, где он этому научился, оказалось, что он ходил в гимнастическую школу на улице Фрунзе. На другой же день вся ватага отправилась записываться в секцию. Правда, надолго ребят не хватило: походили немного и забросили. Коля Андрианов тоже продержался в спортзале всего месяц. Но Н.Г. Толкачев уже успел его приметить, разглядел в 12-летнем пареньке задатки будущего чемпиона. Он разыскал Колю во время занятий в школе и стал уговаривать вернуться в гимнастику. «Да на что мне ваша гимнастика, – отмахивался Коля, – у меня и без нее дел много». Однако в зал все-таки пришел. И остался.

Николай Григорьевич жил тогда с супругой – Любовью Николаевной, в каморке при гимнастической школе. Когда же, наконец, он получил квартиру, то поселил Колю Андрианова у себя. И тот жил вместе с Толкачевыми несколько лет. Николай Григорьевич взял под свой контроль учебу воспитанника и даже ходил в школу на родительские собрания.

Очень быстро Коля из дворового мальчишки, сорвиголовы превратился в собранного, целеустремленного спортсмена.

Первый разряд по гимнастике он получил уже в 1964 году, всего через пару лет стал кандидатом в мастера спорта, а в 1968 году дебютировал на международных соревнованиях – на молодежном турнире «Олимпийские надежды» в Румынии. В команде он был тремя годами младше остальных ребят и значительно уступал им в турнирном опыте. И хотя выступал не плохо и мог бы даже претендовать на медаль, но падение с коня отодвинуло его на 17-е общее место.

По приезде домой Коля рассказал тренеру о турнире во всех подробностях, описал соперников из Кореи. В своих воспоминаниях он позже так описывал этот эпизод:

– Тренер слушал очень внимательно, а под конец воскликнул: «Молодец! Надо же, как верно все подметил. Значит, уже начинаешь разбираться. Корейская гимнастика близка к японской, а та пока самая передовая. Ну, а теперь, когда ориентир тебе известен, скажи: берешься ли превзойти соперников, или чувствуешь, что не по силам задачка?»

– Берусь, – ответил я, чуть помедлив. Предчувствовал, как это будет нелегко. Да и не выглядит ли такое обещание бахвальством после позорного семнадцатого места?

– Ну, добре, – подытожил Толкачев. – Раз так, считай, что с завтрашнего дня мы готовимся к Мюнхенской Олимпиаде.

Мне показалось: или я ослышался, или же тренер оговорился. К Олимпиаде? Да ведь я еще даже не мастер спорта... Но Толкачев с невозмутимым видом достал из книжного шкафа толстую тетрадь и аккуратно вывел на обложке: «Н. Андрианов. План олимпийской подготовки».

Так началась для Коли Андрианова взрослая гимнастика. Просыпались они с тренером в те годы в пять утра. В шесть начиналась первая тренировка. Потом Коля шел в школу. После уроков еще одна тренировка. Николай Григорьевич занимался до обеда с детишками помладше, как директор ДЮСШ решал массу административных и хозяйственных задач. Его пример был для Николая великим стимулом – разве же можно подвести такого человека!

Гимнастика Толкачева была самой современной, даже сверхсовременной для провинциального Владимира. Он выписывал и доставал через знакомых гимнастические журналы, просиживал над ними ночи напролет, что-то высчитывал, чертил графики и схемы. Только позднее Андрианов узнал, что тренер сопоставлял преимущества советской и японской школ и по крупицам конструировал свою методику подготовки чемпионов.

Владимирская ДЮСШ в то время была приписана к спортивному обществу «Зенит». Но когда руководство«Зенита» отказалось взять Андрианова на Всесоюзный молодежный чемпионат 1967 года, не смотря на то, что на первенстве Москвы, выступая вне конкурса, он занял первое место в многоборье, Толкачев принял принципиальное решение – его спортсмены никогда больше не будут выступать за «Зенит». И вскоре вся школа перешла под флаг «Буревестника». С тех пор майку с силуэтом этой гордой птицы Андрианов менял лишь на форму с буквами «СССР».

В 1969 году Николай Андрианов стал мастером спорта и вошел в состав сборной команды СССР по гимнастике. Здесь он оказался в кругу таких корифеев, как Михаил Воронин, Виктор Лисицкий, Сергей Диомидов, Валерий Карасев, Виктор Клименко, к которым еще не- давно даже не мечтал приблизиться. Но так хотелось «показаться, доказать, что в сборную попал по праву.

На свой первый чемпионат мира в Любляне (Югославия) в 1970 году Николай Андрианов поехал запасным. Мужская сборная СССР отстала там от японской на шесть с лишним баллов.

«Это примерно то же самое, что в футболе проиграть со счетом 10:0» – вспоминал Андрианов. Настроение и у спортсменов, и у тренеров, естественно, было мрачным. А Николай делал выводы: он не увидел в программах чемпионов ни одного элемента, который заведомо не смог бы исполнить, значит, бороться с ними можно. Но подражать бессмысленно, нужно идти своим путем!

Японские гимнасты – Хироси Кадзияма, Юкио Эндо и Эйдзо Кенмоцу тоже приметили запасного в советской сборной. Оценили его прыжок переворот вперед, который он впервые в мире показал на демонстрации программ запасных членов команды. Подошли с переводчиком, расспрашивали, похлопывали по плечам и подарили на память подарки.

Следующие три года Андрианов ходил на тренировки в трико, подаренном Хироси Кадзиямой – это постоянно напоминало ему о прославленных японских мастерах, которых он намеревался превзойти. А с тренером они решили, что в отличие от многоборцев прошлых лет не станут ориентироваться на усредненный, зато стабильный уровень, а будут выбирать за образец лучшего «конника», прыгуна, «кольцевика» и – усложняли, усложняли...

В 1971 году на чемпионате Европы в Мадриде Николаю Андрианову выпал шанс показать, на что он способен. Накануне соревнований ему – четвертому номеру, запасному – объявили, что будет выступать. Но Андрианов был готов и рвался в бой.

В первый же день соревнований он получил «десятку» за упражнение на коне – в то время редчайшую оценку, и занял третье место в многоборье после В. Клименко и М. Воронина.

В отдельных видах – на коне и в опорном прыжке – завоевал «золото», на брусьях и кольцах – «серебро», и «бронзу» в вольных упражнениях.

Взлет никому до того не известного 20-летнего паренька из Владимира стал для всех неожиданным. О его триумфе писали газеты всех стран, и о русском городе Владимире многие в мире узнали именно благодаря Андрианову. Дома его встречали как героя. Ребята в школе выстроились в очередь, чтобы потрогать медали, а городские власти пообещали школе – под грядущие победы – построить новый просторный зал.

Заслуженный мастер спорта СССР, двукратный олимпийский чемпион Михаил Яковлевич Воронин, в то время бывший капитаном сборной, позже говорил: «У Николая прекрасно сочетались и техника, и выразительность, и сложность, причем на качественно более высоком уровне, чем даже у меня, тогдашнего, извините за нескромность, эталона. Я, например, считал двойное сальто за особую «изюминку», старательно его выделял. А для него такие сальто были обычными,

базовыми элементами, он комбинировал их как душе угодно и постоянно чем-то дополнял. И все это походя, играючи... Коля обладал очень ценным качеством, в спорте оно называется «плюс старт». Это когда азарт предстоящего сражения мобилизует, сообщает дополнительные силы и помогает выполнить программу даже увереннее, чем на тренировке. Поэтому я почти не сомневался в мюнхенском успехе Николая». Весной 1972 – олимпийского – года в Киеве на чемпионате СССР Николай Андрианов завоевал титул абсолютного чемпиона страны. В июне–июле в Москве на чемпионате СССР в отдельных видах многоборья, проходившем вместе с Кубком СССР, он взял золотые медали в вольных упражнениях и на перекладине, серебряные – на коне, кольцах, брусьях и в опорном прыжке и стал обладателем Кубка. Но весь год был подчинен одной цели – подготовке к Олимпийским играм.

Тренировки в спортивном зале ЦСКА под руководством Леонида Яковлевича Аркаева были тяжкими. Аркаев требовал разучивать вольные упражнения, нашпигованные сложнейшей акробатикой, прямо на ковре, а не на мягких матах, как обычно делают гимнасты. И Андрианову, привыкшему тренироваться в свое удовольствие, не перенапрягаясь, нелегко было признать правоту тренера. «Самый трудный экзамен на преданность гимнастике я сдал, пожалуй, именно тогда, – вспоминал он. – И дело даже не в физических нагрузках. Впервые мне пришлось во имя цели переломить свою самолюбивую натуру».

И вот, олимпийский Мюнхен. Последний день перед стартом – день опробования снарядов, и встреча с главными соперниками.Японские гимнасты узнали Андрианова, обступили, одобрительно приветствовали. Но увидев его «фирменный» прыжок, насторожились, зашептались.

В день обязательной программы Андрианов выступал очень ровно, набрал 57,30 балла, но все же отстал от Савао Като на пять сотых балла. Вся надежда теперь была на произвольную программу со сложнейшими комбинациями. «Молодец! Теперь “выстрели” на произвольной. Ты просто должен “выстрелить”» – волновался Толкачев.

Но нервы юного гимнаста не выдержали. На следующий день он сорвал упражнение на коне и в итоге занял лишь четвертое место в многоборье после Като, Кенмоцу и Цукахары. Сборная СССР – В. Клименко, С. Малеев, В. Щукин, Э. Микаэлян, Н. Андрианов и легендарный капитан М. Воронин – завоевала второе место в командном зачете.

Но впереди были финалы на отдельных снарядах. И здесь на вольных упражнениях японцы неожиданно стали ошибаться. Упускать момент было нельзя. «Вспомни, как ты от этих вольных настрадался... Неужели понапрасну?!» – говорил себе Андрианов. С таким настроем он вышел на помост, сделал все без особенных помарок, увидел цифры на табло – 9,650... И тут услышал как кричит с трибуны Толкачев: «Колька, мы первые! Ты олимпийский чемпион!!!»

В Мюнхене Николай Андрианов сравнялся в олимпийском ранге со своей избранницей – Любовью Бурдой. Они познакомились еще в 1968 году на сборе в Леселидзе, когда он готовился к турниру «Олимпийские надежды», а Люба уже была олимпийской чемпионкой – гимнастки взрослеют раньше. Симпатия постепенно переросла в глубокое чувство.

Николай Ефимович рассказывал: Как только Люба появлялась в зале, у меня утраивались силы. А если еще и заметит, улыбнется, то я готов был горы своротить. Когда Люба выходила на помост, еле сдерживался, чтобы не обнаружить, как волнуюсь за нее. Считал, что мужчине неприлично показывать свои чувства, да и не знал, что могу так сильно полюбить.

Помню ее удивительные вольные на музыку Иоганна Себастьяна Баха. То была ожившая поэзия. И я, с детства огрубевший в уличных компаниях, вдруг понял, как чудесный танец может задеть душу.

Теперь Николай решился на признание, и молодые люди договорились пожениться. Во Владимире звездной паре сделали свадебный подарок – ключи от трёхкомнатной квартиры в одном доме с Н.Г. Толкачевым. Свадьбу играли шумно и весело в родной ДЮСШ.

После XX Олимпийских игр в Мюнхене Андрианов с Толкачевым взялись за очередное усложнение программ. Что ни снаряд – то невиданный раньше элемент. Это давалось нелегко. Поэтому на чемпионате Европы 1973 года в Гренобле (Франция) он занял второе место в многоборье, пропустив вперед Виктора Клименко.

Осенью того же года Андрианов во второй раз стал абсолютным чемпионом СССР, а на следующем чемпионате – весной 1974 года – в третий раз подтвердил титул сильнейшего гимнаста страны. Но главной целью теперь была Олимпиада 1976 года в Монреале. По сложности Николай Андрианов уже вышел в лидеры мировой гимнастики, и каркас олимпийских комбинаций уже был создан. Оставалось оттачивать мастерство.

В 1974 году состоялся чемпионат мира в Варне (Болгария). К этому времени мужская сборная СССР в значительной степени обновилась. Из участников мирового первенства в Любляне теперь в команде остались лишь Виктор Клименко и Николай Андрианов. 25-летний Клименко оказался самым старшим. Новые члены сборной – Эдвард Микаэлян, Паата Шамугия, Владимир Сафронов, Владимир Марченко – были в основном ровесниками Андрианова, и теперь уже японцы, сохранившие Мюнхенский «золотой» состав, смотрелись командой ветеранов. На второй день командных соревнований получил травму и выбыл из строя М. Клименко и победить японских гимнастов впятером, конечно, не удалось. В многоборье Николай Андрианов имел все шансы бороться за «золото», но, выполняя уникальное тройное сальто на перекладине, он допустил ошибку и С. Касамацу стал абсолютным чемпионом мира, опередив его всего на несколько тысячных балла. Выступление Касамацу тоже было далеко от идеального, в связи с чем руководство сборной СССР подало протест, но он был отклонен.

Из воспоминаний Н.Е. Андрианова:

Перед финальными состязаниями в отдельных видах ко мне подошел Борис Анфиянович Шахлин. Сказал с обычной чуть хитроватою улыбкой: «Что нахохлился, как побитый кочет? В твои годы, хлопче, я б гопак сплясал от счастья, что получил такое «серебро». Кенмоцу, Кадзияма, Цукахара – все позади остались! Да и для Касамацу – поглядишь! – это наверняка последняя победа. Морально он тебе проиграл. Вот что главное. Остальное – дело техники».

И так считал не один Шахлин. Чехословацкая федерация гимнастики вручила Андрианову специальный приз болельщиков – «За выдержку», расценив его выступление как «истинно спортивное поведение в сложной обстановке на чемпионате мира в Варне». В финалах на отдельных снарядах Андрианову удалось собраться и завоевать золотую медаль в упражнениях на кольцах и серебряные награды в упражнениях на коне, брусьях и в опорном прыжке.

В 1975 году Н. Андрианов выиграл первенство Европы в Берне (Швейцария) и привез домой четыре золотых медали – за вольные упражнения, брусья, перекладину и опорный прыжок. На этих соревнованиях в команде дебютировал Александр Дитятин, который неожиданно для всех шагнул сразу на третью ступень пьедестала в многоборье.

Мы чувствовали себя именинниками, – писал Н.Е. Андрианов. – Стояла чудесная погода. Весенний Берн благоухал цветами. Я покупал подарки для своего первенца Сережки. Переводчик приносил в отель местные газеты, которые тоже поднимали настроение. Дитятина в них называли «исключительным талантом, который очаровал степенных швейцарцев». А обо мне писали: «Судя по всему, Андрианов, и никто другой, станет первым на грядущих Олимпийских играх».

Но перед Монреалем Николаю Андрианову предстояло еще одно серьезное испытание – первый розыгрыш Кубка мира в (Лондоне). На этом турнире, куда по персональным приглашениям допускались только признанные звезды мировой спортивной гимнастики, во что бы то ни стало, нужно было побеждать. И Андрианов – несмотря на то, что во время состязаний получил травму – смог это сделать, обойдя, помимо европейских конкурентов, Х. Кадзияму и М. Цукахару. Так на Кубке мира – изящной хрустальной вазе в серебряной оправе – первым оказалось выгравировано имя советского гимнаста: «Лондон, 1975 год, Николай Андрианов, СССР».

На XXI Олимпийских играх в Монреале (Канада) после обязательной программы Н. Андрианов возглавил таблицу состязаний. Может быть, именно это подорвало боевой дух японских гимнастов, и на следующий день они много ошибались. Судьи во главе с президентом ФИЖ Артуром Гандером – большим «нелюбителем» советской гимнастики, были на стороне действующих чемпионов и завышали баллы там, где советским спортсменам ставили строго лишь то, что заслужили. Но те не сдавались. Дитятин, Маркелов, а в завершение и Андрианов получили по 9,9 балла – в то время редчайшую оценку, и в итоге отстали в командном зачете всего на четыре десятые, в то время как в Мюнхене разрыв составлял более четырех баллов. Теперь уже всем было видно – сборная СССР (самая молодая на этом турнире) настигла в классе прежних непобедимых лидеров.

В финал мужского гимнастического турнира вышли шестеро японских гимнастов, один спортсмен из ГДР и Н. Андрианов. В таком соперничестве советский спортсмен прервал гегемонию японцев и стал абсолютным чемпионом Олимпийских игр. Публика, поначалу отдававшая предпочтение японцам, теперь дружно болела за советского спортсмена. И он выступал вдохновенно. Выиграл прыжок, кольца, вольные. Лишь на брусьях и коне уступил Золтану Мадьяру и Савао Като. Четыре золотые, две серебряные и одна бронзовая медаль – никто из гимнастов еще не увозил с одной Олимпиады сразу семь наград!

После Олимпиады в Монреале спортивные обозреватели из разных стран единодушно провозгласили Николая Андрианова лучшим спортсменом года. Газета «Советский спорт» так отзывалась о его победе: «Японцы проиграли Андрианову не только потому, что у них настал критический возраст, и не потому, что им не хватило выносливости. А прежде всего потому, что та гимнастика, которую исповедует и демонстрирует Андрианов, – это гимнастика сегодняшнего и завтрашнего дня. В ней и сложность, и виртуозность, и вдохновение, и мысль».

В том же году Указом Президиума Верховного Совета СССР заслуженный тренер СССР Н.Г. Толкачев и заслуженный мастер спорта СССР Н.Е. Андрианов были награждены орденами Ленина. В награду за олимпийские успехи во Владимирской школе, наконец, построили новый зал, установили первоклассные снаряды. Школа понемногу превращалась в спортивный центр города. В младших группах подрастали Юра Королев и Володя Артемов. Забот у Толкачева прибавилось, и Андрианову все чаще приходилось тренироваться самостоятельно. В сборной вместе с Аркаевым они придумывали новые комбинации. Затем дома гимнаст разучивал их, на сборах сдавал Леониду Яковлевичу «зачеты», а соревнования были «экзаменами».

В 1977 году на Кубке мира в испанском городе Овьедо Н. Андрианов и В. Маркелов разделили победу в многоборье и разобрали строго пополам золотые медали на всех снарядах. Этими победами они пробивали дорогу к пьедесталам молодым советским гимнастам. «Я решил, – писал впоследствии Н.Е. Андрианов, – что не уйду с помоста до тех пор, пока все высшие титулы в гимнастике не будут принадлежать советской сборной».

На чемпионате мира в Страсбурге в 1978 году сборная СССР вновь уступила японской. Сначала Андрианов, а потом и Маркелов упали с коня, и хотя в дальнейшем Андрианов не допустил ни одной существенной промашки, а в произвольной программе наши гимнасты опередили японцев более чем на два балла, это не спасло положения – команда заняла второе место. Но свою личную коллекцию высших титулов Николай Андрианов пополнил – первым из гимнастов после Михаила Воронина, после длительного перерыва в 12 лет он стал абсолютным чемпионом мира, а также завоевал «золото» в упражнениях на кольцах и «серебро» на брусьях. В Страсбурге он уже чувствовал себя по-чемпионски уверенно, умел справляться с волнением, знал свои «козыри». Таким «козырем» в том сезоне у него было двойное сальто прогнувшись, которое до него на официальных соревнованиях не исполнялось. Он вставил это сальто в соскоки с перекладины и брусьев и с него же начинал вольные упражнения, чем произвел большое впечатление на судей и зрителей.

В 1979 году в сборную СССР по спортивной гимнастке вошли молодые спортсмены Богдан Макуц и Артур Акопян. Эдуард Азарян выбыл из команды в связи с травмой. Беспокоили старые травмы и капитана команды Андрианова. Но он тренировался наравне со всеми и старался реже обращаться к докторам в надежде на то, что азарт предстоящего сражения снимет боль лучше любых уколов.

Приближались XXII Олимпийские игры в Москве. Главным же событием 1979 года стал чемпионат мира в Форт-Уэрте (США), на котором личная неудача соединилась для Николая Андрианова с исполнением заветной мечты – сборная СССР, наконец, вернула себе статус «золотой», обойдя японцев почти на четыре балла. Лучшим многоборцем мира стал Александр Дитятин, второе место завоевал американский гимнаст Курт Томас, который обратил на себя внимание еще в Страсбурге, где стал чемпионом мира в вольных упражнениях. Третье и четвертое места заняли Ткачев и Маркелов. Никто из японских гимнастов не попал даже в первую шестерку. Николай Андрианов же занял восьмое место в многоборье и в финалах выступал только в опорном прыжке, где завоевал «серебро».

Был ли это «закат» сильнейшего гимнаста мира 1970-х годов? Восемь лет он практически в одиночку таранил мощные ряды японцев, которых считали непобедимыми, и все же победил – сначала в Монреале, потом в Страсбурге – и показал пример остальным. Но теперь место Н. Андрианова в олимпийской сборной оказывалось под вопросом. На всесоюзном чемпионате в Киеве в апреле 1980 года, где проходил отбор на Олимпиаду, ему пришлось отказаться от выступления из-за травмы. Чемпионом стал А. Дитятин. И лишь Дитятину он уступил на Кубке СССР в Москве – уступил всего четыре десятых балла и доказал свое право выступить на третьей Олимпиаде.

В июле 1980 года на Олимпийских играх в Москве в отсутствие японских и американских гимнастов серьезных конкурентов у нашей сборной не было. Ближайших соперников – команду ГДР – советские гимнасты обошли на 8,45 балла. Но в отдельных видах соревнования сложились напряженно. Высшие на- грады разобрали представители СССР, Венгрии, ГДР и Болгарии. За несколько дней до олимпийского старта, на тренировочных сборах, Николай Андрианов сломал три ребра. Тем не менее, вопрос об участии в Олимпиаде им даже не подвергался обсуждению. Он решил, что уйдет победителем, чего бы это ему ни стоило. И победил, сжав зубы от боли, ценой огромных физических и нервных запредельных перегрузок... завоевал «серебро» в многоборье, добавил к нему «золото» на прыжке, «серебро» в вольных упражнениях, и «бронзу» на перекладине.

В истории отечественной спортивной гимнастики победоносная олимпийская сборная-1980 справедливо может быть названа командой Н. Андрианова. Об этом говорил главный тренер сборной и главный организатор ее побед в конце 1970-х и в 1980-х годах – Л.Я. Аркаев: «Пожалуй, на чемпионате мира в Форт-Уэрте и на Олимпиаде-80 в Москве Александр Дитятин в чисто гимнастическом аспекте был уже и сильнее, и надежнее. Но Коля оставался моральным лидером. За ним был колоссальный опыт. Огромные заслуги перед спортом. Высочайшая международная репутация. И каждому из молодых хотелось отличиться перед лицом такого капитана».

После Олимпийских игр в Москве Николай Андрианов завершил свою спортивную карьеру. На трех Олимпиадах он завоевал 7 золотых, 5 серебряных и 3 бронзовые медали, став единственным спортсменом за всю историю мирового спорта, которому удалось 15 раз стоять на олимпийском пьедестале почета. Кроме того, он стал единственным российским спортсменом, кому было доверено произнести Клятву о честности участия в Олимпийских играх (Москва, 1980) от имени всех участников Игр.

По числу побед в Кубках мира и по количеству завоеванных золотых медалей на главных мировых форумах (Олимпийские игры, чемпионаты мира, Кубки мира) Николай Андрианов дважды занесен в Книгу рекордов Гиннесса. По итогам опроса всех международных спортивных федераций, проведенного английской компанией Би-Би-Си, Н.Е. Андрианов признан самым титулованным спортсменом мира, лучшим гимнастом XX века.

Николай Андрианов – обладатель всех высших спортивных наград страны и мира (только международных около 60). Эти награды ему вручали первые лица государств, выдающиеся общественные деятели, легендарные спортсмены. Среди них: лорд Килланин, Хуан Самаранч, Джимми Картер, Леонид Брежнев, Михаил Горбачев, король Иордании Хусейн, Густав Гусак, Эрих Хонеккер, президент Японии Мори, Мухаммед Али, королева Англии Елизавета II, Владимир Путин.

Николай Андрианов достиг в спорте таких вершин, которые покоряются лишь немногим. Однако организаторские способности и желание помогать людям не давали ему спокойно почивать на лаврах.

Окончив Владимирский государственный педагогический институт, с 1981 по 1992 год Н.Е. Андрианов работал старшим тренером молодежной сборной команды СССР. Он разработал собственную методику подготовки гимнастов. По этой программе при его участии подготовлено 15 олимпийских чемпионов и чемпионов мира. Молодежная сборная команда СССР за это время выиграла все международные соревнования как в абсолютном, так и в командном первенствах. В обязанности тренера не входило заниматься бытовыми условиями спортсменов, «пробивать» им прибавку к зарплате, решать проблемы со здоровьем, если таковые возникали. А Николай Ефимович и это добровольно взваливал на свои плечи. По сути, он был для ребят из сборной вторым отцом, как в свое время для него самого был вторым отцом тренер Толкачев.

Заботу о людях Андрианов проявил и тогда, когда был избран членом ЦК ВЛКСМ и кандидатом в члены Бюро ЦК ВЛКСМ (1984–1988). За активную работу по линии комсомола Николай Ефимович награжден всеми высшими медалями ЦК ВЛКСМ. Кроме того, он находил силы и время решать вопросы строительства спортивных сооружений в городах СССР. Пропагандируя спорт, исколесил страну вдоль и поперек.

С 1990 по 1992 год Н.Е. Андрианов работал старшим тренером национальной сборной команды СССР. За выдающиеся достижения его учеников на международных соревнованиях и создание методики подготовки спортсменов экстра-класса Николаю Ефимовичу присвоено звание заслуженного тренера СССР.

С 1990 по 1993 год Н.Е. Андрианов возглавлял в качестве президента Федерацию гимнастики страны. Судья международной категории – он в течение 12 лет принимал участие в судействе крупнейших соревнований планеты.

С 1994 по 2002 год Н.Е. Андрианов работал в Японии в компании «Асаки». У Николая Ефимовича никогда не было недостатка в предложениях поработать тренером в различных странах мира. Но ему не хотелось покидать родную страну. Однако он не смог отказать прославленному японскому гимнасту Цукахаре, с которым (несмотря на былое соперничество на помосте) его связывали многие годы дружбы. Цукахара пригласил Андрианова в Токио потренировать молодежь (в том числе своего сына Ноаи), не выставляя при этом никаких условий. До приезда Андрианова в Токио младший Цукахара был в третьей десятке японских гимнастов, а уже в 1997 году на чемпионате мира стал третьим в абсолютном первенстве, на следующий год – вторым. В 2004 году в Афинах в составе сборной команды своей страны он стал олимпийским чемпионом. Другой ученик Н.Е. Андрианова – Масаки Эндо, в 2002 году выиграл звание абсолютного чемпиона Японии среди молодежи. Выдающиеся результаты демонстрировали и остальные воспитанники Н.Е. Андрианова. Семеро из них стали чемпионами своей страны.

В Японии был оценен труд великого русского гимнаста. По итогам опроса Национальной федерации гимнастики 2 года подряд Николай Ефимович признавался лучшим тренером Японии по спортивной гимнастике. Но ни почести, ни уважение не отбили у него желания вернуться на Родину.

В 2002 году Н.Е. Андрианов вернулся в Россию и возглавил Владимирскую специализированную детско- юношескую школу олимпийского резерва по гимнастике имени Н.Г. Толкачева. Так он стал директором того учреждения, в которое 40 лет назад пришел мальчишкой. Техническое состояние школы Николая Ефимовича потрясло. Самое новое здание было построено больше 20 лет назад, остальные – и того старше. Андрианов сразу взялся за дело. С целью привлечения внебюджетных средств он создал и возглавил в качестве президента Владимирский региональный общественный Фонд развития спорта, носящий его имя. На средства этого фонда был начат ремонт школы. Главной задачей фонда стало возрождение былой славы отечественной гимнастики. А на перспективу поставлена цель: город Владимир должен стать центром подготовки российской молодежной сборной по гимнастике.

Добро пожаловать!

Нам важно знать, что наш сайт будет удобным и полезным для наших посетителей. Вы бы могли уделить минуту и дать оценку сайта?

Добро пожаловать на обновлённый сайт ФСГР. В данный момент он работает в тестовом режиме. При необходимости вы можете перейти на старую версию по адресу old.sportgymrus.ru

Будьте в курсе последних событий

Подписка

Мы подготовили удобную и бесплатную систему подписки, чтобы вы получали только нужные и важные для вас новости

Варианты подписки

Следите за нами
Журнал

В нашем ежеквартальном журнале, мы собираем самую актуальную информацию, интересные истории, а также много чего интересного

slide
2020 #1, №40
slide
2019 #4, №39
slide
2019 #3, №38
slide
2019 #2, №37
slide
2019 #1, №36
slide
2018 #4, №35
slide
2018 #3, №34
slide
2018 #2, №33
slide
2018 #1, №32
slide
2017 #3, №31
slide
2017 #2, №30
Добро пожаловать на обновлённый сайт ФСГР. В данный момент он работает в тестовом режиме. При необходимости вы можете перейти на старую версию по адресу old.sportgymrus.ru